Арт Small Bay
Портрет Саввы Мамонтова Врубель

Портрет Саввы Мамонтова

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
1897 год. Третьяковская галерея, Москва.

Vrubel Mikhail. Врубель Михаил, картины и биография →

Живопись русских художников
Картина Михаила Врубеля «Портрет Саввы Мамонтова». Холст, масло.
У Врубеля сравнительно немного портретов, хотя он был зорким физиономистом, не хуже, например, Серова; портретное сходство давалось ему шутя, и он с замечательной остротой выражал индивидуальное. Но есть в его портретах особая черта — склонность приподнимать тех, кого он пишет, над обыденностью, приобщать к миру своих титанов или сказочных героев. Портретный жанр как летопись нравов, типов и характеров был Врубелю чужд. Он избегал писать портреты по заказу, тем более лиц, которые его не интересовали.

«Делового человека» — Савву Ивановича Мамонтова — Врубель написал иначе. Если сравнивать портрет Арцыбушева и портрет Саввы Мамонтова (оба написаны в 1897 году), то для начала можно отметить большое различие психологических типов. Пользуясь терминами современной психологии, можно сказать, что Арцыбушев принадлежит к «интровертному» типу, замкнутому на себе, склонному к самоуглублению, обращенному более внутрь, чем вовне. Мамонтов — ярко выраженный «экстравертный» тип, весь развернутый наружу, заряженный энергией действия. Но дело не только в противоположности характеров и темпераментов.



Неукротимый, властный характер Мамонтова подсказал Врубелю иное стилевое решение портрета, снова обратив его мысль к русским богатырям. Портрет Арцыбушева написан сдержанно, неброско, это, если угодно, настоящий «чеховский» портрет; портрет Мамонтова гиперболичен, исполнен экспрессии. О нем хорошо говорит Н. М. Тарабукин: «Мамонтову тесно в кресле, в комнате, в Москве. Кажется, ему нужны те же необъятные просторы, что и Микуле Селяниновичу, те же стихийные ветры, что треплют гривы лошадей гиганта Вольги и его соратников. Мамонтов Врубеля — это тот же русский богатырь Микула, только одетый во фрак и лакированные штиблеты».

Индивидуальное возведено в монументальный, героизированный план, а вместе с тем остается вполне индивидуальным и конкретным — вот в чем замечательная особенность портрета Мамонтова, достойного стоять рядом с портретами кисти Веласкеса. Пылкий нрав Саввы Мамонтова выражен царственно, не буднично. Фрак и лакированные штиблеты нисколько не снижают образ, так же как вся — совершенно достоверная— обстановка кабинета: мебель красного дерева, красный ковер, ворсистый бархат сиденья кресла. Все эти аксессуары не менее благородны и великолепны, чем окружение какого-нибудь венецианского дожа или испанского гранда. Но те обычно восседают спокойно, а русский «колосс во фраке», ухватившись одной рукой за ручку кресла, нетерпеливо сжав в кулак другую, как будто делает усилие, чтобы не вскочить — вот только белая манишка, как плита, пригвождает его к плоскости картины и удерживает на месте.



Этим изумительным портретом сам художник по справедливости гордился. После того как он долго не видел его и снова увидел в доме Мамонтова в 1904 году, он писал жене: «Портрет С. И. действительно как экспрессия, посадка, сила языка и вкусность аксессуаров прямо очаровали меня. В высшей степени смелая и красивая техника и не мазня, а все, что сделано, более чем правдиво — красочно и звучно... Сегодня я вижу, что Цорну далеко до моего портрета [шведский художник Цорн также делал портрет С. И. Мамонтова] , а у Серова нет твердости техники: он берет верный тон, верный рисунок; но ни в том, ни в другом нет натиска, восторга».
Далее →

Top Mail.ru