Арт Small Bay

06

Колесница смерти
Светлана Ермолаева

9.

Валерий провел еще несколько операций, в числе пациентов были и женщины. Когда в очередной раз разгрузили вертолет, он увидел, как в направлении гаража охранники вели группу людей, человек в двадцать. «В колесницу смерти, — понял он и угрюмо насупился. — Ну, погоди, косоглазая свинья!..» Прооперированные Валерием люди уже работали в забое, Такаяно был доволен результатом. Как-то они беседовали в его кабинете, и Такаяно, покровительственно коснувшись плеча Валерия, при этом он вытянулся на цыпочках, сказал.

— Валерий Никитич, вы заслужили поощрение. Может, вы имеете какое-либо желание, посильное для нас? — он часто называл себя на «вы», питая, очевидно, глубокое уважение к собственной персоне.

— Мне бы хотелось прогуляться за бетонную стену, — секунду-две помедлив, ответил Валерий.

— О, какой пустяк! Там ничего интересного. Как поют ваши русские: «степь да степь кругом...» — он лукаво прищурился. — Может, вино, женщины, эротический фильм? У вас вроде появилась пассия? Смотрите, Валера-сан, она опасная и коварная женщина...

— Зачем же вы ее держите здесь?

— О, для нас она не опасная, она нам нужна. Пока.

«Что-то он слишком со мной откровенен. Не значит ли это, что решил избавиться от меня? Доктор Мико-сан успешно сделал уже две операции. Черт, надо быть начеку», — размышлял Валерий, слегка растирая ладонью грудь: шрамы шелушились.

— Каким образом она может быть опасна для меня? — внешне безучастно спросил он.

— Ну, например, она может предложить вам бежать... — медленно, почти по буквам проговорил Такаяно и буквально впился в лицо Валерия глазами-буравчиками.

Валерия будто в ледяную воду окунули: дух захватило. Огромным усилием воли он заставил себя рассмеяться.

— Зачем мне это? Я выполнил ваше условие и надеюсь, что вы не забыли свое обещание.

— Как же, как же! Можете не сомневаться. В вашей стране не простят, что вы сотрудничали с нами...

— Да, — подыграл Валерий, — такие вещи у нас не прощают. Нет смысла являться с повинной.

— Так вам прислать нашего агента? — в открытую спросил Такаяно.

— Как пожелаете...

* * *

«Что за двойная игра? Какой смысл Кире спровоцировать меня на побег, а потом выдать? Или сделать так, что нас разоблачат в последний момент? И это станет поводом для Такаяно, чтобы избавиться от меня? Значит, в таком случае Кира выполняет его задание, с ней надо быть осторожным и попытаться переиграть ее. А если искренна она, а Такаяно блефует в надежде на то, что я выдам себя и расколюсь, и тогда он избавится от нас обоих?» — Валерию еще не приходилось разгадывать таких сложных ребусов.

Он был напряжен и насторожен, и близость с женщиной не принесла ему наслаждения, Кира мгновенно отреагировала.

— Что с тобой? Что-то изменилось? Ты раздумал? Ты не веришь мне?

Валерий решил рискнуть и спросил без обиняков.

— Такаяно сказал, что ты его агент и действуешь по его заданию.

— Да, это так. Было так. Пока я ни полюбила тебя и ни решилась на настоящий побег — вместе с тобой.

Такого поворота Валерий не ожидал, но подозрение не отпускало его: «Да женщина черта может вокруг пальца обвести, тем более, если она специально обученный агент».

Кира продолжала.

— Сценарий побега разработан шефом, но мы его слегка подправим...

Наступил день побега. Валерия вызвал Такаяно

— Валера-сан, сегодня я хочу удовлетворить ваше желание, и вы побываете за территорией нашего концерна. Правда, несколько иначе, чем вы, возможно, представляли. У нашего концерна есть база, в ста километрах от границы, куда мы доставляем добытую руду. Вот туда вы и слетаете на вертолете в обществе охраны и моего агента. Не возражаете?

Поскольку карты в азартной игре за жизнь были слегка приоткрыты, и Валерий должен был делать вид, что он не знает о приготовленной ловушке, он с энтузиазмом воскликнул.

— О, что было бы здорово!

Такаяно удовлетворенно вздохнул.

— Готовьтесь завтра. Вам приготовлен меховой комбинезон и унты.

— Спасибо, — Валерий впервые искренне улыбнулся.

В любом случае его ждала смерть, он ощущал ее дыхание. Он должен использовать единственный и, может, последний шанс.

* * *

По сигналу Киры, о котором они договорились заранее, оба одновременно бросились на охранников. Валерий вырубил своего спецназовским приемом — ребром ладони в сонную артерию. Кира -выстрелом из пистолета.

— Теперь убей летчика, я буду управлять машиной. Быстрей, быстрей!

Валерий не понимал, зачем эти бессмысленные убийства. Он наклонился, взял из рук охранника, лежавшего без сознания, автомат, и, когда подошел к кабине летчика, услышал за спиной выстрел. Он оглянулся: Кира опустила пистолет. Оба охранника были мертвы. Раздумывать было некогда, и он ткнул дулом автомата в бок летчика.

— Поставь на автопилот!

Тот беспрекословно подчинился и, встав с кресла, поднял руки вверх. «Летчик должен остаться в живых, во что бы то ни стало, он знает местонахождение рудника», — решил Валерий и, крепко стянув ремнями запястья бледного, перепуганного до полусмерти молодого японца, сказал подошедшей Кире.

— Садись. Сколько до границы?

— Два часа лета. Почему ты не прикончил этого япошку?

— В чем его вина? Он безоружен, к тому же может пригодиться.

— Ненавижу их всех, всех этих мерзких, желтолицых пигмеев...

— Неужели ты не сталкивалась с хорошими людьми?

— Прекрати! — отрывисто бросила она. — Две дискеты — с банком данных концерна и твоими данными я спрятала под обшивкой фюзеляжа.

— Разве ты не доверяешь мне? И зачем мои данные? Я просил стереть, просто стереть.

— Вам, советским, хотя и бывшим, доверять нельзя. Ты будешь более покладистым, зная, что мы с тобой теперь неразрывно связаны. Ты предал родину один раз, причем бесплатно. Почему бы тебе не предать еще раз -за большие деньги.

«Ах, ты, стерва, вот как, значит, заговорила. Неужели Такаяно проиграл? Или они продолжают действовать на пару? Но цель... Какая цель этого спектакля? — и он принял решение.

— Поворачивай! — глухо приказал он и наставил автомат.

— Ты с ума сошел! Нас обстреляют с вышек, — она побледнела, руки вцепились в руль и застыли, как неживые.

— А зачем? Ведь мы должны вернуться с базы, вот мы и вернемся, с двумя трупами. Или — это будет сюрпризом для Такаяно? -спросил Валерий издевательски. - Миледи, вы что-то не договариваете.

Кира молчала, сцепив зубы.

— Поворачивай, я сказал! — крикнул Валерий.

В мгновение ока женщина выбила из его рук автомат, направила в грудь пистолет. Ее взгляд горел безумием.

— Я пристрелю тебя, как бешеного пса! Повернись, иди вперед, я запру тебя в багажном отсеке.

Он стал медленно поворачиваться, искоса следя за ней. Вдруг связанный пилот одним прыжком метнулся к вооруженной женщине под ноги, она рухнула на него, как подкошенная, пистолет отлетел в сторону. Валерий бросился к автомату, схватил пистолет, сунул в карман комбинезона. На все ушло две-три секунды, вертолет, оставшись без управления, падал — но медленно, как бы планируя, вероятно, что-то заклинило. Валерий кинулся к пилоту, развязал его, хлестнул по щекам, приводя в чувство, и усадил в кресло. Пилот судорожно вцепился в руль, выправляя машину. Валерий связал теперь Киру, аккуратно заткнул ей рот носовым платком и положил ее на боковое сиденье. Она была без сознания, но живая, лишь на лбу растекался кровоподтек.

— Куда мы будем летить? -тонким голосом спросил пилот. -Такаяно?

— Нет, мы полетим дальше.

Они летели уже три часа. Кира давно пришла в себя, кляп был убран, она обреченно молчала, как бы признав свое поражение. Валерий собрал оружие: два автомата, два пистолета, ножи, дубинки и закрыл все в железный ящик, оставив один пистолет с полной обоймой в кармане. Он смотрел в переднее стекло, под ними -темной синевой, почти чернотой блестела покрытая льдом поверхность какого-то озера. В этот момент вертолет резко дернулся, на секунды повис в воздухе и стал падать. Пилот выскочил из кресла и заметался перед пультом управления. Валерий кинулся к Кире, развязал ее, она тоже лихорадочно стала нажимать рычаги. Внизу простиралась ледяная поверхность.

— Будем прыгать! -заорал он, открыв дверцу и стараясь перекричать свист ветра. - Может быть взрыв...

Он попытался оторвать руки Киры от спинки кресла, но она вцепилась намертво. «Это расплата», -шептала она белыми губами. Валерий кинулся к пилоту: тот, почти со спокойным выражением лица крепко держал руль. «Мы вместе», — сказал он, когда Валерий наклонился над ним, пытаясь вытащить тело из кресла. До земли оставалось несколько метров, Валерий побежал в хвост машины, открыл дверь багажного отсека, уловил момент и, превратив тело в упруго сжатую пружину, - прижав лицо к коленям и крепко обхватив их руками — рухнул вниз, на лед. От удара о твердую поверхность колени разогнулись, и он, кувыркаясь, пролетел несколько метров по льду. В какое-то мгновенье услыхал, как хрустнула щиколотка. А ступня билась и билась о лед, пока не оторвалась вместе с унтом и не осталась лежать в снегу.

Лицо Валерия было разбито о лед, и он лежал ничком, ничего не ощущая, как мертвый, хотя был в сознании. Голову и все тело защитил от ударов толстый собачий мех шапки с ушами и комбинезона. Он еще не знал, что остался без ноги, ему было не до этого. Лицо, полежав на холодном, перестало кровоточить, и он как бы уже не ощущал боли. Но слабость была страшная, он, сняв рукавицу, достал из кармана плитку шоколада. Медленно жевал, восстанавливая силы, потом не без труда поднялся на четвереньки и осмотрелся.

В нескольких метрах от места, где он лежал, под воду уходил вертолет, проломивший при падении лед. «Люди! Там же люди!» — он пополз по-пластунски, как мог, быстрее, мимоходом заметив, что правая нога двигается легче, чем левая. Он почти подполз, когда увидел недалеко от кабины на льду распластанное тело пилота. Он двинулся к нему, стал ощупывать голову, грудь, руки... Правая рука висела, как плеть. «Перелом или вывих?» — подумал Валерий, расстегнул куртку и стал ощупывать плечо. Кость была явно сломана, но перелом был закрытый. Пилот тихо застонал. Валерий обрадовался: «Жив». Он огляделся. Вертолет полностью ушел под воду, кое-где на поверхности крутились воронки. На некотором расстоянии от затонувшего вертолета виднелись темные предметы. «Ящики», — вспомнил Валерий.

06

Top Mail.ru