Арт Small Bay

04

Поцелуй смерти
Светлана Ермолаева

— Герасим Александрович, можно?

— Заходи, коллекционер.

Прокурор сидел хмурый, с потухшей папиросой во рту.

— Ну, что скажешь?

— Я... есть одна подозреваемая...

— Почему до сих пор не задержал?

— Я вот и пришел за вашей санкцией.

— Что это ты, Горшков, вдруг мямлить стал? Раньше за тобой такого не водилось. Боевой был, напористый. В чем дело?

— Понимаете, Герасим Александрович, я не уве­рен в ее виновности. Даже считаю, что она совсем не причастна к убийствам. Но факты говорят про­тив нее.

— Ну, знаешь! До сих пор считалось, что именно факты играют главную роль, когда речь идет о ви­новности или невиновности.

— Дело в том, что самый главный факт — отпеча­ток " поцелуя смерти" — говорит о невиновности Ниловой.

— Подозреваемую следует задержать. Если убийства прекратятся, значит, ваша невиновная винов­на. Не исключаю, что Нилову хотят подставить. Правда, непонятно, с какой целью. Ну, а если убийца все же она? Тогда мы рискуем обнаружить еще один труп, оставляя ее на свободе.

— Вас опознали по этому снимку - с рисунка, - с горечью сказал Горшков, когда задержанную ввели в кабинет. — Будет, конечно, еще опозна­ние. У нас не один свидетель.

— Где это произошло?

— В сквере Ветеранов, возле кладбища.

— Но я ни разу не была там! — Марина расплака­лась.

"Что за проклятье или наваждение? Я верю ей — вопреки всем фактам. Она не способна на пре­ступление. Я должен найти настоящую убийцу. Это мистификация какая-то," — мучился виной Горшков за то, что поступил против своей воли, позволив задержать Нилову.

До поздней ночи он просидел в архиве, переби­рая картотеку с отпечатками губ. Ничего похоже­го. Уже собираясь поставить на место последний ящик, увидел вместо карточки конверт с надписью- "Сенцов". Это же его предшественник! Пашка Сенцов! А что в конверте? Он осторожно вытащил сложенный вчетверо женский носовой платок из белого батиста. Развернул — и глаза полезли на лоб: на платке был запечатлен "поцелуй смерти". Он принюхался: запах тот же! Откуда это? Чей? По какому делу проходил? Срочно разыскать Сенцова!

Сенцов ушел из прокуратуры в связи с каким-то закрытым делом. Подробностей Горшков не знал, не было случая расспросить. Отношения, правда, между ними были приятельские, но друзьями они не были. Горшков и тогда работал следователем, а Сенцов — старшим следователем. После ухода Па­вел Петрович устроился инструктором по плава­нию в центральный плавательный бассейн. Не­смотря на бороду и усы, выглядел моложаво.

— О, кого я вижу. Привет, старина!

Они обнялись, как старые добрые знакомые, не один год проработавшие вместе, хотя и в разных группах.

— Здоров, Паша! — Горшков искренне радовался встрече, да и настроение было приподнятое в свя­зи с находкой.

— Какими судьбами?

— Да вот зашел проведать, как ты тут...

— Темнишь, Жек. Выкладывай уж, как на духу. Чем смогу, помогу.

Они сидели в маленькой комнатушке, куда не доходил шум из бассейна.

— Об этом хотел спросить, — сказал Горшков, доставая из папки конверт.

Павел мгновенно изменился в лице, нахмурился, видимо, неприятные воспоминания были связаны с этим платком в конверте.

— Так и лежал в картотеке?

— А куда денется? Своего часа дожидался.

— Но зачем он тебе понадобился?

— Отпечаток?

— Ну да.

Горшков кратко, но четко описал все четыре убийства, показал все снимки с одинаковыми отпечатками губ.

— Но этого не может быть! — в сильном волнении выкрикнул Сенцов. — Ведь в природе не существу­ет двух людей с одинаковыми отпечатками!

— Знаю, — удивленно подтвердил Горшков. — Но почему двух? Все отпечатки принадлежат одной женщине.

— Исключено. Эта женщина мертва, три года на­зад ее сбила машина. Насмерть.

Лицо Горшкова выразило крайнюю степень изумления, потом растерянности.

— Но...- неожиданная мысль пришла ему. — Слу­шай, а если это штамп?

— Не понял.

— Ну, кто-то сделал слепок с губ трупа три года назад, а теперь, изготовив штамп, использует его после убийства, чтобы навести на ложный след. Ведь я мог не знать об этом конверте! Понима­ешь? Это просто случайность!

— Наша работа наполовину состоит из случай­ностей. А в твоей идее что-то есть. Хотя и возни­кает сразу несколько вопросов. Почему именно с этого трупа? Случайность? Почему именно через три года используют этот отпечаток? Но самое главное: какова цель всех этих убийств. Общего, кроме пола, между жертвами нет. Ты предполагаешь, что маньяк... Но мания, навязчивая идея — это болезнь, умственное расстройство, патология мозга. Ни один маньяк, я уверен, даже не догадается насчет ложного следа. И потом женщина-маньяк... Ученые считают, женщин- маньяков на сексуальной почве не бывает.

— Скажи, а та покойная была связана с делом, которое ты вел?

— Да. Ее звали Ангелина Полокова!

— Расскажи подробнее.

04

Top Mail.ru