Арт Small Bay

03

Русалка с Помойного канала
Светлана Ермолаева

Еще не раз отец исчезал из дома один и приносил украшения, иногда – деньги или дорогие вещи. Вещи мать перешивала на себя, на него, на Изу, совершенно изменяя фасон. Украшения куда-то относила. Вскоре отец стал брать с собой дочь, – угловатого, худого, голенастого подростка с собранными в конский хвост волосами. Со временем Иза научилась плавать под водой также уверенно и свободно, как и на воде. Она могла подолгу находиться в озере, в любое время и в любую погоду, будто и впрямь превращаясь в сказочную русалку. Она полюбила воду больше, чем сушу, ее тянуло на озеро. К большому ее сожалению, она не могла ездить туда одна, без отца, снаряжение для подводного плавания он держал под замком в сундуке.

Как-то они были на озере вдвоем. Стоял жаркий летний день, и, хотя время клонилось к вечеру, жара не спадала. Отдыхающие буквально не вылезали из воды даже и тогда, когда солнце стало скрываться за высокими темными елями. Вдруг оглашаемый плеском воды, детскими криками и женскими взвизгами и смехом воздух прорезал леденящий души ужасный крик. Над озером мгновенно повисла гробовая тишина, через секунду, другую – послышался детский плач, истеричный женский вопль. Люди шумно, все разом поспешили к берегу.

В одной компании потерялась молодая женщина. В то время как приятели и подруги бродили по берегу, выкрикивая ее имя, некоторые отдыхающие, несмотря на поздний час, стали собираться домой. В этот момент раздался громкий, отчетливо слышный на всем пространстве – и водном, и прибрежном – мужской голос.

– Граждане и гражданки, прошу внимания! Ни один человек не должен покидать зону отдыха. Скоро сюда прибудет наряд милиции. Возможно, совершено преступление, пропала женщина. Вы все слышали крик. Прошу крепких молодых людей подойти к лодочной станции.

Случайно оказавшийся среди отдыхающих сотрудник милиции организовал охрану людей. Едва рассвело, приехала милиция и отряд аквалангистов. Пока старший следователь прокуратуры Сенцов опрашивал компанию молодых людей, среди которых была исчезнувшая девушка, милиционеры с собакой прочесывали прибрежный лес, аквалангисты, ныряя с лодок, обшаривали озеро. Прошло часа два, и тело девушки было обнаружено одним из аквалангистов в небольшом заливчике, скрытом среди густых зарослей. Ее опознали приятели. Одна из компании, темноволосая, голубоглазая, совсем юная девушка, внимательно осмотрев покойную – без страха, скорее с любопытством, внезапно обратилась прямо к Сенцову.

– Товарищ следователь, у Иры были красивые серьги с сапфиром и такое же – в пару – кольцо.

Тут вся компания загалдела разом.

– Да, действительно...

– Ну, и глазастая ты, Людка...

– Ира неделю назад их купила...

– Допустим, были. Но их могло сорвать и унести течением, – сказал Сенцов, хотя сам в этом сильно сомневался. – Какое крепление было у сережек?

– Они привинчивались, и кольцо было, по-моему, даже маловато, очень плотно сидело на пальце, Ира потому его и не снимала, – ответила следователю Людмила.

– А вы наблюдательны, – одобрительно заметил Сенцов.

Судмедэксперт Борис Николаевич, бегло осмотрев тело, констатировал смерть от утопления.

– Смущают меня, правда, вот эти параллельные борозды по всей шее, но пока сказать что-либо определенное по этому поводу затрудняюсь, – он пожевал губами. – Посмотрим, что покажет вскрытие...

Отец Изы, ответив на вопрос одного из милиционеров, что ему совершенно нечего сказать о случившемся, кроме того, что он слышал, как, впрочем, и все отдыхающие крик. Все время он просидел под деревом, постругивая коротким острым ножом веточку. Иза, любопытная, как все подростки, стояла неподалеку от того места, где лежало тело девушки, и глядела во все глаза и слушала во все уши. В ее жизни это была первая смерть. Когда все закончилось, и она вернулась в укрытие к отцу, то заметила, что исчез заплечный мешок. Спросить не осмелилась, но отец сам буркнул глухо.

– Схоронил в нашем уголке, еще подумают чего-нибудь эти... – он кивнул в сторону уезжавшей милицейской машины.

Иза отчего-то вздрогнула и покорно пошла за отцом по лесной тропинке, ведущей к автобусной остановке.

Через несколько дней девочка увидела на матери серьги и кольцо с синими камнями. Ей стало страшно. Отец, потрепав ее по плечу, мягко сказал:

– Ты что, дочка? Неужели подумала, что я утопил эту бедную женщину? Не греши на отца, Бог накажет. Просто, пока ты спала, я плавал под водой и случайно на нее наткнулся. Мертвой не поможешь, а золотишко пригодится. Я и снял кольцо и серьги. Ты молчи только, не позорь отца, не вор я.

Иза сразу ему поверила, пловец он был отменный, и поняла, почему он спрятал свое снаряжение для подводного плавания. Поняла также, откуда появлялись другие украшения, и вещи, и деньги. Отец грабил утопленников, и тех, которые топились сами, по своей воле, и тех, которые тонули случайно – чаще в пьяном виде. Ей это сильно не понравилось, но что она могла сделать.

Как-то они с отцом отправились на озеро с ночевкой на пару выходных дней. Непонятно, по какой причине, но отец вдруг засобирался, на ночь глядя, домой. Они едва успели на последний загородный автобус. Подошли к дому, кругом было тихо и темно, отец открыл калитку и, взяв Изу за плечо, сказал:

– Ты постой немного здесь, я сейчас, сюрприз матери хочу сделать.

Иза отчетливо услышала тихий стук в дверь, в доме что-то упало, раздался испуганный голос матери, потом шум, грохот и снова – уже пронзительный, звенящий в тишине, протяжный женский крик. Иза еще только схватилась за дверную ручку, как внезапно наступила тишина. Лишь где-то у соседей захлопали двери, раздались голоса, топот бегущих ног. Иза переступила порог и остолбенела: в ужасе. Посреди комнаты лежал мужчина с ножом в груди, из раны лилась кровь. Отец белее стенки, с остановившимся, будто стеклянным взглядом, стоя возле кровати, держал обеими руками полуголое тело матери. Голова ее была безжизненно откинута назад, на шее Иза ясно разглядела широкий темный обруч. Она потеряла сознание.

03