Арт Small Bay

05

Русалка с Помойного канала
Светлана Ермолаева

06

Изольда медленным ленивым движением сбросила с плеч халатик и предстала перед изумленными загоравшими на пляже во всей своей ослепительной красоте. Длинноногая, узкобедрая, с осиной талией и небольшой округлой грудью, она могла бы стать супермоделью мира. Темно-русые, тяжелые на вид волосы, разделенные на прямой ряд, спадали до лопаток. На овальном лице с мягким подбородком, резко очерченным, с едва заметной черточкой дерзкой усмешки ртом, безукоризненной формы носом сияли изумруды приподнятых к вискам глаз под темными стрелками бровей.

— Неужели русалка в наших краях? Из каких, интересно, недр: морских или океанских?

Будто из воздуха материализовавшись, оказался перед ней мужчина и глазел на нее с восторгом, как на чудо или божество, хотя вид его как-то не соответствовал бесцеремонно-развязному тону. “Притворщик”, — подумала Изольда.

— Вы угадали, я действительно русалка. Русалка с Помойного канала. Так меня прозвали в здешних местах.

— Поразительно! Это звучит как: герцогиня с Багамских островов. Разрешите представиться: Робин Гуд, — он склонил голову и шаркнул ногой по песку.

— А попроще? Для мамы с папой?

— Роберт Гудков. Увы, я сирота.

— Какое странное совпадение. Я тоже. Почти.

— Не понял.

— Мать умерла, отец отдыхает в соцлагере.

— Чудненько. Я счастлив нашему знакомству. Да, кстати, а как у русалок с именами?

— Меня зовут Изольда, можно Иза.

— Искупаемся в вашей соцпомойке? Ведь вода — ваша стихия...

— К сожалению, не умею плавать и вообще панически боюсь воды.

— Неужели? — он посмотрел на нее пристально и недоверчиво.

— В детстве я едва не утонула, — просто объяснила красавица.

— Вопросов не имею. Значит, будем жариться на солнце.

Несколькими днями спустя Горшков наконец объяснил Арсению свое загадочное бормотание: уши, пятно, страсть к золоту...

— Помнишь кусочек кожи с пигментного пятна?

— Под ногтем удавленной девушки?

— Да. Был лет пять назад, я уточнил по картотеке, четыре года и девять месяцев, один уникальный экземпляр. Вот здесь сидел, на этом самом стуле. Крал только золотые изделия, убийств не совершал. Выйдет хозяйка из квартиры с помойным ведром, он — шасть за дверь, схватит колечко, серьги, часы, что на глаза попадется, и был таков. Дважды в ювелирном магазине кражи совершил. Шиш бы его поймали, да попался чисто случайно. Стал в трамвае в толкучке снимать цепочку с шеи одной пожилой дамы. Уже расстегнул, потянул, а она возьми да зацепись за воротник. Тут дама такой визг подняла! Взяли его с поличным. Он и не отпирался. Мало того, что во всех кражах сознался, он еще повел нас в свою комнату в коммуналке и слитки золотые показал. Он когда-то работал в ювелирном цехе и нечаянно опрокинул на себя флакон с соляной кислотой. Спасти-то его спасли, а вот то, чем мужчина отличается от женщины, удалили напрочь, дали инвалидность. Жил на пенсию, подрабатывал по мелочам, где придется. А потом вдруг крыша у него поехала, к золоту потянуло, стал красть. И что, ты думаешь, делал с изделиями? Превращал их в лом, проще — в слитки. Навыки у него были, все нужное, еще, когда в цехе работал, натаскал домой. Возомнил себя алхимиком, одним словом. Воображал, что золото искусственным путем добывает. Так и заявил. Отправили мы его тогда с миром в психбольницу.

— И какая же связь между этим безобидным шизиком и нашим маньяком-убийцей?

— А такая. Пятно у него было под ухом красноватого цвета.

— Значит, длинные волосы...

— Вот именно. Чтобы скрыть такую бросающуюся в глаза примету.

— Но вы же сказали, в психбольнице он...

— Был. С полгода как выписали, даже инвалидность по психическому заболеванию не дали. Лечащий врач сказал, что почти полное излечение, редкий случай в его практике.

— Интересно, как это он определил? Что-то не припоминаю, чтобы шизофрения излечивалась.

— Да уж определили. Множество раз провоцировали его на золото, оставляя изделия в самых различных местах. Никакой реакции, полнейшее равнодушие. Даже в руки не брал.

— И где же он теперь, бывший алхимик?

— А вот это загадка номер один. В адресном бюро сообщили: “выбыл из города”. В его комнате живет молодая семья, им выделил райисполком.

— А если его выбытие — фикция, и он — тот маньяк, совершивший уже два убийства? Нужно поднять на ноги всю милицию и задержать его, пока он не совершил третье!

— Уже распорядился, раздал его фото пятилетней давности и снимки с фоторобота.

— А на фото девушка его опознала?

— Сказала, что похож, но полностью не уверена. На фото — он лысый и без бороды, да и пять лет в психбольнице не прошли даром. Был, правда, у моего предшественника — Сенцова, еще один любитель золота и плавания подводного. По возрасту они примерно с алхимиком одногодки, но вот удавкой он не пользовался.

— Руками душил, что ли? — спросил Сеня.

 В этот момент в кабинет не вошел, а ворвался прокурор.

— Вы что тут посиделки устроили? Убийство за убийством, а они прохлаждаются.

— Мы работаем, отрабатываем версии, Герасим Александрович, — с обидой возразил Горшков.

Дроздов вообще потерял дар речи и стоял навытяжку, как напроказничавший школьник.

— Марш сейчас же на канал! Там уже куча утопленников. Будь проклята эта помойка!
Горшкова и Дроздова как ветром сдуло.

05

Top Mail.ru