Арт Small Bay

08

Книга вымышленных существ
Хорхе Луис Борхес

Термические существа
Визионеру и теософу Рудольфу Штейнеру было откровение о том, что наша планета, прежде чем стать известной нам Землей, прошла через солнечную стадию, а до нее через Сатурнову стадию. Человек ныне состоит из тела физического, тела эфирного, тела астрального и из "я"; в начале же Сатурновой стадии, или эпохи, он был только физическим телом. Тело это было невидимым и даже неосязаемым, ибо тогда на Земле не было ни твердых тел, ни жидкостей, ни газов. Были только состояния тепла, термические формы. В космическом пространстве различные цвета очерчивали правильные и неправильные фигуры; каждый человек, каждое существо было организмом, состоящим из меняющихся температур. Согласно свидетельству Штейнера, человечество в Сатурнову эпоху было слепым, глухим и неосязаемым скоплением тепла и холода в разных пропорциях. "Для исследователя тепло есть не что иное, как субстанция еще более тонкая, чем газ", – читаем мы на одной из страниц труда "Die Geheimwissenschaft im Urnriss" ("Очерк оккультных наук"). До солнечной стадии духи огня и архангелы вселяли жизнь в тела тех "людей", которые тогда начинали сверкать и сиять.
Привиделось ли это Рудольфу Штейнеру во сне? Привиделось ли потому, что некогда происходило в пучине времени? Несомненно лишь то, что эти представления более поразительны, чем демиурги, и змеи, и быки прочих космогоний.

Трехногий осел
Плиний сообщает, что Заратустра, основатель религии, которую поныне исповедуют персы в Бомбее, написал два миллиона стихов; арабский историк Табари утверждает, что на его полное собрание сочинений, запечатленных благочестивыми каллиграфами, пошло двенадцать тысяч коровьих шкур. Есть предание, что Александр Македонский велел их сжечь в Персеполисе, однако хорошая память жрецов спасла основные тексты, и с IX века они пополняются энциклопедическим трудом "Бундахиш", в котором есть такая страница:
"О трехногом осле сказано, что он стоит посреди океана и что у него три копыта, и шесть глаз, и девять пастей, и два уха, и один рог. Шерсть у него белая, пища его духовная, и весь он праведный. И два из шести глаз находятся на обычном месте, и два – на макушке головы, и два – на затылке; устремив на что-нибудь все шесть глаз, он покоряет и уничтожает.
Из девяти пастей три находятся на голове, три – на затылке и три – в брюхе... каждое копыто, ступив на землю, занимает столько места, сколько надобно для тысячи овец, а под шишкой ноги может двигаться тысяча всадников. Что ж до ушей, они способны накрыть весь Масандаран [провинция на севере Персии]. Рог на вид золотой и внутри полый, и от него отходит тысяча отростков. Рогом сим он победит и рассеет все пороки злодеев".
Об амбре известно, что она – помет трехногого осла. В мифологии маздеизма это благодетельное животное – один из помощников Аура Мазда (Ормузда), Владыки Жизни, Света и Истины.

Тролли
В Англии валькирии были оттеснены в деревню и превратились в простых ведьм; у скандинавских народов обитавшие в Йотунгхейме и сражавшиеся с богом Тором гиганты древней мифологии тоже выродились, превратились в сельских троллей. Согласно космогонии, с которой начинается Старшая Эдда, в день, когда наступят Сумерки Богов, гиганты взберутся на небо и разобьют Бифрост, радугу, и разрушат мир, и помогать им будут волк и змей; тролли народных поверий – это злобные и глупые эльфы, живущие в горных пещерах и в ветхих хижинах. Самые знатные у них – с двумя или тремя головами.
Славу им создала драматическая поэма "Пер Гюнт" (1867) Генрика Ибсена. Ибсен изобразил их, прежде всего, патриотами: они думают или стараются думать, что изготовляемое ими отвратительное питье – это вкуснейший напиток и что их пещеры – дворцы. Чтобы Пер Гюнт не увидел гнусного убожества их жилья, они предлагают выколоть ему глаза.

Уроборос
Теперь для нас Океан – это море или система морей; для греков это была река, кольцом окружавшая землю. Все воды земные проистекали из него, и не было у него ни устья, ни начала. Был он также богом или титаном, вероятно самым древним, ибо Сон в XIV песне "Илиады" называет его праотцом богов; в "Теогонии" Гесиода он – отец всех рек в мире, а их три тысячи, и во главе их – Алфей и Нил. Обычная его персонификация – старец с пышной бородой; по прошествии веков человечество придумало для него более удачный символ.
Гераклит сказал, что начало и конец окружности совпадают в одной точке. Хранящийся в Британском музее греческий амулет III века являет нам образ, прекрасно иллюстрирующий эту бесконечность: змея, кусающая свой хвост, или, по великолепному выражению Мартинеса Эстрады, "начинающаяся с конца своего хвоста". Уроборос (пожирающий свой хвост) – таково техническое название этого чудовища, вошедшее затем в обиход алхимиков.
Самое впечатляющее его изображение дано в скандинавской космогонии. В прозаической, или Младшей, Эдде говорится, что Локи родил волка и змея. Оракул предупредил богов, что от этих существ будет земле погибель. Волка Френира привязали цепью, скованной из шести фантастических вещей: из шума шагов кота, из женской бороды, из корня скалы, из сухожилий медведя, из дыхания рыбы и из слюны птицы. Змея Иормунгандра "бросили в море, окружающее землю, и в море он так вырос, что и теперь окружает землю, кусая свой хвост".
В Йотунгхейме, краю гигантов, Утгарда-Локи бросает вызов богу Тору, что тот не поднимет кота; напрягши все силы, богу едва удается чуть приподнять над землей одну из кошачьих лап; этот кот – змей. Тор был обманут силою волшебства. Когда настанут Сумерки Богов, змей проглотит землю, а волк – солнце.

Фаститокалон
В средние века приписывали Святому Духу сочинение двух книг. Первой, как всем известно, была Библия; второй – весь мир, в коем каждое создание заключает в себе нравственное поучение. Для объяснения этих поучений составлялись "физиологии", или "бестиарии", где рассказы о птицах и животных перемежались с аллегорическими толкованиями. Приведем отрывок из англосаксонского "бестиария":
"Ныне я, по моему разумению, хочу также сказать в стихе и в песне о некоей рыбе, о могучем ките. К огорчению нашему, он часто оказывается свиреп и опасен для мореплавателей. Имя ему дано "фаститокалон" – плавающий по океанским водам. Видом своим он подобен утесу или же громадному сплетению водорослей, опоясанному песчаной отмелью, поднявшемуся со дата морского, так что мореплавателям кажется, будто бы они воочию видят перед собой остров; и тогда они привязывают свой высокогрудый корабль к мнимому острову, стреножат коней на берегу моря и бесстрашно отправляются в глубь острова. Корабль стоит у берега на причале, вокруг него – вода. Затем, утомившись, моряки делают привал, не чуя опасности. Разжигают на острове костер, раздумают пламя посильнее; истомленные трудами, они веселятся в предвкушении отдыха. Когда же искушенный в коварстве кит почувствует, что путешественники твердо на нем обосновались, что они разбили лагерь и наслаждаются погожим деньком, тут эта океанская тварь внезапно опускается вместе со своими жертвами в соленую воду, погружаясь в самую пучину, и предает утопленный ею корабль и людей в чертоги смерти.
У этого горделивого океанского странника есть и другая, еще более удивительная привычка. Когда его допекает голод, этот страж океана разевает пасть как можно шире. Из его утробы исходит приятный запах, который обманывает рыб других пород. Беспечными стаями они заплывают в огромную пасть, пока она не заполнится. Так бывает со всяким человеком, который дает себя заманить приятным запахом, нечестивым желанием, – и совершает грех противу Царя славы".
Схожая история рассказывается в "Тысяче и одной ночи", в легенде о Святом Брендане и в Мильтоновом "Потерянном рае", где описан кит, "дремлющий на пенистых волнах". Профессор Гордон рассказывает, что "в ранних вариантах легенды таким коварным существом была черепаха и называлась она "аспидохелон". С течением времени имя это было искажено, и черепаху заменил кит.

Фауна Чили
Главный наш авторитет по теме животных, порожденных воображением чилийцев, это Хулио Викунья Сифуэнтес, в чьем труде "Мифы и суеверия" собрано множество легенд, почерпнутых из устных рассказов. Все нижеприведенные фрагменты, кроме одного, взяты из этой книги. Очерк "Кальчона" напечатан в "Словаре чилеанизмов" Соробабеля Родригеса, опубликованном в Сантьяго-де-Чили в 1875 году.
Аликанто – ночная птица, которая добывает себе корм в золотых и серебряных жилах. Ее разновидность, питающуюся золотом, можно узнать по золотистому сиянию, исходящему от ее крыльев, когда она их раскрывает (догнать она не умеет); аликанто, питающуюся серебром, как можно догадаться, узнают по серебристому сиянию.
Тот факт, что птица эта не летает, объясняется не ее крыльями, они у нее совершенно нормальные, но тяжестью металлической пищи, которая тянет ее к земле. Голодная аликанто быстро бегает; наевшись же, едва ползет.
Геологи-разведчики и горные инженеры почитают себя богачами, если им посчастливится заполучить аликанто в проводники, – птица может им помочь обнаружить неизвестное месторождение. Однако геологу-разведчику следует быть очень осторожным – едва птица заподозрит, что за нею кто-то идет следом, она гасит свое сияние и скрывается и темноте. Она также может вдруг изменить направление и завести своего преследователя в пропасть.
Кальчона – животное вроде ньюфаундленда, более лохматое, чем нестриженый баран, и более бородатое, чем козел. Шерсть, у него белая, и, чтобы явиться путникам в горах, оно выбирает темные ночи, крадет корзины с провизией и бормочет зловещие угрозы; оно также пугает лошадей, преследует бродяг и причиняет вред где только может.

Чончон имеет вид человеческой головы: огромные уши служат ему крыльями для полетов в безлунные ночи. Считают, что чончоны наделены всеми способностями колдунов. Они опасны, когда им досаждают, и о них рассказывают множество всяческих историй.
Есть несколько способов заставить этих летающих существ опуститься, когда они проносятся над вашей головой, напевая свое зловещее "туэ, туэ, туэ" – единственный признак их присутствия, ибо они невидимы для всех, кто не владеет колдовскими чарами. Знающие люди советуют следующее напевать песню или молитву, известную лишь немногим людям, ни за что не желающим сообщить ее другим; дважды произнести нараспев некие двенадцать слов; начертить на земле Соломонову печать; и, наконец, расстелить особым образом куртку. Чончон падает, отчаянно хлопая крыльями; как ни бьется, он не может взлететь, пока на помощь ему не явится другой чончон. Как правило, на этом дети не кончается, раньше или позже чончон мстит тому, кто над ним надсмеялся.
Достойные доверия очевидны рассказывают следующую историю. В одном доме в Лимасе собрались вечером гости, и вдруг они услышали, что снаружи кричит чончон. Кто-то из гостей начертал знак Соломоновой печати, и тогда на заднем дворе плюхнулось наземь что-то тяжелое. Это была большая птица величиной с индюшку, голова у нее была с красной бородкой. Люди отрезали голову, дали ее собаке, а тушку забросили на крышу. И сразу они услышали оглушительный шум летящих чончонов и в это же время заметили, что брюхо собаки раздулось, словно она проглотила человеческую голову. На другое утро хватились тушки чончона она с крыши исчезла. Немного спустя городской могильщик сообщил, что в тот день ни кладбище явилось несколько человек хоронить кого-то, а когда они ушли, могильщик обнаружил, что труп был без головы.

Шкура – это осьминог, который живет в море и по размерам и виду своему похож на распластанную коровью шкуру. На концах щупальцев у него множество глаз, а в той части, где вроде бы находится голова, еще четыре более крупных глаза. Когда в воду заходят люди или животные, шкура поднимается на поверхность и втягивает их в себя с силой неодолимой, а затем в единый миг пожирает.
Косолап – земноводное животное, очень сильное, свирепое и пугливое; ростом около трех футов, голова теленка, туловище овны. Он мгновенно покрывает овец и коров, после чего у тех родится детеныш той же породы, что мать; кто его отец, можно определить по искривленным копытам, а иногда по искривленной морде. Если беременная женщина увидит косолапа, или услышит его мычание, или увидит его во сне три ночи кряду, она произведет на свел уродливое дитя. То же самое случится, если она увидит скотину, которую покрыл косолап.
Сильная жаба – вымышленное животное, отличающееся от прочих жаб тем, что спина его покрыта панцирем, как у черепахи. Жаба эта в темноте светится вроде светляка, и такая она сильная, что единственный способ ее убить – это сжечь дотла. Названием своим она обязана необычайной силе своего взгляда, которым привлекает или отталкивает всех, кто попадется ей на глаза.

08

8
Яндекс.Метрика