Арт Small Bay

12

На линии небес и подземелья
Валерий Власов

Глава 12. Приключения Павла и Бьянки на море.

По истечении трех недель поисков, отсортировав всю информационную шелуху по розыску, Скранчу стало ясно, что у него нет никаких зацепок. Аналитики крейсера и галапатрулей поняли это уже давно, но продолжали обрабатывать любую информацию, имеющую отношение к этим людям. Галапатрули, зонды полностью отслеживали весь гравитационный спектр. Все спецслужбы, практически все военные и исследовательские спутники землян тоже работали на поиск террористов. На планету дополнительно было отправлено девятнадцать фандроидов. Репациенты, отложив все дела, также занимались руководством поисков, но все было тщетно.
 «Растворились. Ни контактов, ни полетов, ни единого выхода на связь, ничего. Мы ничего не имеем», — подумал Скранч. Он уже твердо понимал, что против них действует необычный противник. Даже Квальски, утратив часть своей спеси, послал несколько дней назад в штаб Армады запрос на привлечение к операции сооргов.

«Остается только ждать, когда они себя проявят, а это означает право первого хода за ними. Будем ли мы готовы к этому ходу»? — Скранч был в курсе, что командир спецдесанта и 37-ой галапатруль ежечасно передают Квальски информацию о положении в районе Нейтрализатора. Никаких изменений, в горах Тибета все оставалось без перемен. Ожидание боевых действий иногда изматывает психику сильнее, чем начало этих действий. Скранч это прекрасно понимал, проводил по мере возможности аутотренинги, но тем, кто сторожил Нейтрализатор расслабляться было не положено. Скранч представил как три десятка десантников день за днем контролируют пещеру в южной части Тибетского нагорья. «Хоть каждый из них и имеет боевую капсулу — хамелеон, но ощущение постоянного напряжения и ожидания внезапной атаки, которой нет столь долгое время, сильно действует на психику. Притупляется чувство опасности, бдительность снижается, все это может сорвать выполнение задачи. Придется вызвать еще один спецдесант, пора их менять», — подумал Скранч. Засветился экран, появилось лицо Квальски.
— Слушаю Вас, адмирал.
— Скранч, каковы данные со спутников?
— Пока ничего нового. Положительных результатов нет.
— Скранч, дайте команду репациентам, пусть позаботятся о том, чтобы все спутники аборигенов сканировали пустые территории, острова, атоллы, шельфы, океаны и моря в конце концов.
— Галапатрули, зонды и часть спутников землян занимаются этим третью неделю.
— Я сказал все спутники, Скранч, все. И подключите все подводные лодки.
— Да, адмирал.
Пусть проводится круглосуточная обработка данных. Если возникнут подозрения в изменении рельефа местности или внезапном появлении крупных объектов, репациентам немедленно докладывать Вам.
— Мы этим занимаемся, адмирал.
— Не ощущаю результатов, Скранч. Экран погас. «Пустые территории составляют 87 процентов поверхности планеты. Для того, чтобы отсканировать и проверить каждый квадратный метр уйдет масса времени. Придется действовать, как и прежде, по наиболее вероятностным направлениям», — подумал Скранч.


* * *

Небо окончательно распрощалось с днем. Солнце, мягко утонув в море, унесло с собой все светлые краски. Небосвод еще недолго сопротивлялся, но и он через некоторое время слился с темной, морской гладью. А когда разом высыпали звезды, лишь луна оттеняла линию горизонта. Ветер стих, но морской воздух уже явно нес в себе осень. Луна налилась зрелым лимоном и ее свет плясал в море ровной дорожкой. Волны ритмично бились о борт яхты, словно подгоняя ее. Павел с Бьянкой час назад убрали паруса и теперь яхта резво шла под мерный шум дизеля. Они поочередно вели яхту, стараясь не находиться на палубе одновременно. Бьянка в форме матроса, спрятав волосы под шляпу, и никогда не снимая на палубе очков, ловко управлялась с яхтой в светлое время суток. Ночью яхтой правил Павел. Они уклонялись от встречных кораблей и не заходили в порты, но ощущение беззащитности перед спутниками и подводными лодками заставляло проявлять предельную осторожность. С заходом солнца вероятность быть узнанными значительно снижалась.

Заканчивалась третья неделя со дня их миланского бегства. Продолжились приключения Павла и Бьянки на море. Время несколько сгладило остроту восприятия событий той жуткой ночи, но памяти они остались навсегда.
 Выбросившись с самолета, они не стали включать левитацию и несколько минут, держась за руки, молча летели к земле. Яркий лимонный свет осветил внезапно их лица. Повернувшись, они увидели вдали еще более яркую вспышку и глухой взрыв. Павел не стал ничего говорить, лишь крепче сжал руку Бьянки. До земли осталось меньше километра, включив гравикомплекты, они перешли на длинный пологий спуск. На высоте двухсот метров, сориентировавшись, продолжили полет. Ощущение горечи от жестокого и безжалостного убийства людей, к которому они были поневоле причастны, немного притупилось. Осталась только холодная ярость.
— До побережья Адриатики осталось немного, потерпи, — растирая Бьянке руки, произнес тогда Павел.
— Я с тобой теперь до конца. Теперь цель у меня одна. Эти ублюдки с людьми не считаются. Придется и нам теперь уничтожать их, как нелюдей.
— Сейчас нам надо подумать, как уцелеть. Самый лучший вариант — безлюдный остров, но нужно попасть в Черное море и дальше на Кавказ.
— Тогда самый лучший вариант — яхта или небольшое судно.
— А команду куда? За борт?
— Не шути так.
— Сорвался, прости.
— Нужно присмотреть судно с минимумом людей. На борту должно быть не больше двух — трех человек.
— Придется делать запасы провизии и топлива.
— Это я беру на себя.
— Ты предлагаешь арендовать яхту для круиза?
— Ни в коем случае, яхту надо брать в море.
— Согласен. Смотри, наверно, это оно и есть, море. Давай посчитаем, на борту мы пробыли минут двадцать пять — тридцать. Минут двадцать отмокали в багажном отсеке и минут пять — семь в пилотской кабине. Самолет двигался от Рима в юго-восточном, а потом в восточном направлении. По расстоянию это составит порядка двухсот пятидесяти километров. Мы должны быть в районе Бари. Полетим вдоль берега.
— Они молча продолжили полет. Море глухо дышало шелестом волн. Огней на побережье и в море становилось все больше.
— Павел, пора сделать привал и на твердой земле осмотреться. По-моему, ты слегка ошибся. Мы приближаемся к Бриндизи, я здесь когда — то бывала.
— Бриндизи, насколько помнится, тоже порт, что ж тем лучше.

Покружив еще немного, они присмотрели у берега небольшое кафе и опустились неподалеку. Выбрав в сумке Павла небольшую шляпу — панаму, Бьянка спрятала волосы. Сняла плащ, оставшись в джинсах и свитере.
— Я сначала не поняла, зачем тебе столько разных бейсболок и шляп. Теперь ясно.
Она критически осмотрела себя.
— Все в тон, я скоро. Не дожидаясь ответа, Бьянка пошла к кафе.
 «Она здорово устала, лицо сильно осунулось, тяжело ей все далось», — подумал Павел. Бьянка вернулась через четверть часа с пакетом.
— Пошли на берег, надо подкрепиться.
 Шум волн, крушивших каменистый берег, ночь, еда и вино сделали свое дело. Спустя полчаса Бьянка уже крепко спала, положив голову Павлу на грудь. Павел еще пытался сопротивляться сну, но вскоре задремал и он. Настойчивый тревожный шепот подсознания разбудил его через час. Рассвет еще не наступил. «Собачья вахта, — подумал Павел, — это на руку, пора действовать». Он почувствовал, что Бьянка тоже проснулась.
— Ты как себя чувствуешь?
— Неплохо, правда бывало и получше. Подожди, сейчас буду в форме.
 Вылетев в море, они обогнули Бриндизи и начали рассматривать корабли. Первый и второй оказались пассажирскими лайнерами и слишком большими. Третьим судном вообще был сторожевой катер. Четвертое оказалось яхтой, но на борту царило такое бурное веселье, что Павел сразу отвернул в сторону.
— Нужно уйти дальше в море. И у нас час времени, скоро рассвет.
— Полетели.

Наконец после десятка попыток, в пятидесяти милях от берега они нашли то, что искали. В пяти метрах под ними дрейфовала небольшая одномачтовая яхта. Несколько огней на борту слабо освещали рубку и палубу, на которой никого не было.
— Судя по всему, на борту должно быть немного людей, — сказала Бьянка.
— Сейчас проверим.
Павел спустился на палубу и махнул рукой Бьянке. Она бесшумно опустилась рядом.
— Достань себе лазер.
— Не стоит, я сумею за себя постоять.
 Павел хотел возразить, но мгновенно среагировал на звук, открывшейся двери, увлекая Бьянку за собой. На палубу легла полоска света и вслед за ней по ступенькам наверх выбрался человек в форме. Павел и Бьянка успели укрыться в тени рубки. Матрос взглянул на тускнеющие в небе звезды и направился к рубке. Он шел прямо на них. Павел метнулся навстречу и оглушив матроса, бережно подхватил тело.
— Сейчас очнется, — Он слегка похлопал моряка по щекам. Тот закачал головой и бессвязно забормотав, открыл глаза. Павел сжал ему челюсть.
— Заорешь, пристрелю, ясно?
Матрос, хрипя, закивал головой.
— Сколько человек на борту?
— Трое.
— Команда?
— Да.
— Куда направляетесь?
— Бриндизи.
— Цель?
— Мы обслуживаем туристов. Доставили их в Афины, возвращаемся домой.
— С кем у вас еще есть контракт?
— Ни с кем, сезон кончился.

Павел повернулся к Бьянке. Она кивнула и подвинулась ближе.
— Какой порт приписки, матрос? — вдруг незнакомым глухим голосом спросила Бьянка.
— Равенна.
— Ты же сказал, возвращаетесь домой в Бриндизи, — тряхнул его Павел.
— В Бриндизи мы дозаправимся, потом домой.
— Все ясно, просто сказка, — сказал Бьянке Павел.
— А теперь предоставь его мне. Она открыла сумку, вытащила лазер. Матрос расширенными глазами следил за ней. Внезапно он рванулся, пытаясь вырваться, но Павел мгновенно нанес резкий удар. Голова матроса откинулась.
— Опять отключился.
— Полегче, мне он нужен живым. Хотя заторможенное сознание даже лучше. Посади его, спиной прислони к рубке, — сказала Бьянка.
 Матрос понемногу приходил в себя. Его еще мутный взгляд остановился на Бьянке. Она отложила в сторону лазер и достала пачки долларов.
— Смотри и слушай только меня, — ровным, властным и глухим голосом произнесла Бьянка. Она повернула голову матроса к себе.
— Смотри мне в глаза. Ты слышишь только мой голос. Ты слышишь только мой голос.
 Бьянка произносила слова размеренно и с определенной ритмичностью. «Гипноз», — понял Павел. Он с интересом следил за действом. Бьянке уже удалось ввести матроса в предгипнотическое состояние, остальное было уже делом техники.
— Ты чувствуешь себя хорошо. Тебе тепло и приятно. Ты получишь сейчас пятьдесят тысяч долларов. Ты чувствуешь себя хорошо. «Я бы тоже себя хорошо почувствовал с такими деньгами, тем более на халяву», — хмыкнул про себя Павел.
— Возьми деньги. Они твои. Ты чувствуешь себя хорошо. Тебе приятно.
— Тебе приятно? — властно спросила Бьянка. Матрос, впавший уже в сильный транс, с трудом произнес: "Да".
— Ты будешь выполнять только мои команды. Тебе будет хорошо. Будешь выполнять только мои команды, тебе будет всегда хорошо. Спать. Проснешься, будешь ждать только моей команды. Спать. Спать ровно час. Матрос медленно, боком свалился на палубу и засопел.
— Все. Пойдем к остальным.

Через двадцать минут, без труда усыпив капитана и второго матроса, Бьянка и Павел стали осматривать яхту. Поднявшись в рубку, Павел пролистал судовой журнал. Матрос сказал правду. Яхта «Глория» действительно шла из Афин. В Греции, доставив туристов, яхта простояла несколько дней. Судя по записям потребовался ремонт помпы. «А может просто загуляли, отметили окончание сезона», — машинально отметил Павел. Как бы то ни было, но с яхтой им повезло.
— Впрочем, конец сезона, сейчас масса прогулочных катеров и яхт в простое, — сказал он вслух на русском, захлопывая журнал.
— Что ты сказал? — спросила Бьянка, поднимаясь в рубку.
— У нас мало топлива, действительно необходима заправка.
— Команда заправит яхту в Бриндизи и направится в Бари.
— Ты так легко об этом говоришь. Ты уверена что они не смогут побороть внушение? И зачем в Бари?
— Уверена, тем более внушительные суммы денег превосходная подсознательная мотивация. Возле Бари мы высадим их на шлюпке, а сами развернемся и отправимся к Дарданеллам.
— Я никогда не плавал на яхте.
— Это не очень сложно. Мы с мужем несколько раз арендовали яхты. Правда, это было давно. Еще в прошлой жизни, — подчеркнула Бьянка, не желая развивать тему.
— Тогда тебе и быть капитаном.
— Пойдем вниз, нужно взбодриться, выпьем кофе с коньяком.
— Наоборот можно?
— Ну, что же, пока Вы это заслужили, матрос. Да, и отнеси этого парня с палубы к остальным. Нужно, чтобы они были вместе, они скоро проснутся.
 В иллюминатор каюты уже пробивался рассвет. Команда проснулась и получала очередную порцию гипноза от Бьянки.
«Натуральные зомби», — подумал Павел, глядя на отсутствующее выражение их лиц.
— Заправку в Бриндизи произвести быстро, при контакте с людьми говорить только о погоде. Произвести закупки провизии из расчета на двух человек в месяц. Оформить документы и уйти в море в направлении Бари. Это моя команда. Выполнять.

Капитан и матросы молча повернулись и вышли. Павел вытащил из сумки документы, отобрав два загранпаспорта и двое водительских прав, протянул Бьянке.
— Посмотри.
— Теперь мы американцы, супруги Диана и Роберт Коул. Здесь нет итальянской визы.
— Эти паспорта я изготовил еще на корабле. В смысле, еще на космическом корабле, — сказал Павел, отвечая на немой вопрос Бьянки. — Образца визы не было, поэтому ее и нет. На берег нам сходить нельзя.
— Да и не нужно. Команда все сделает сама.
— С капитаном необходимо составить договор об аренде яхты.
— И, пожалуй, заранее возместить ущерб.
— Их будут искать.
— Только капитана, он женат. Заставлю его позвонить домой и сказать, что задерживается из-за ремонта яхты.
 Заправка в Бриндизи прошла без проблем. Залив топливом полные баки, капитан взял курс вдоль берега на Бари. Бьянка скомандовала отойти на пять миль в море и остановить яхту в районе Монополи.
Собрав команду в каюте, Бьянка провела последний сеанс.
— Слушайте и запоминайте. Ваша яхта арендована двумя семейными парами из Франции. Лица людей, арендовавших яхту, — это лица Изабель Аджани и Жана Рено, Катрин Денев и Алена Делона. Каждый из матросов получает по пятьдесят тысяч долларов и заработанные за сезон деньги. Капитан получает триста тысяч долларов в качестве страховки за яхту и все деньги из своего сейфа. Через пять минут после моей команды «Выполнить» собрать свои вещи. Через двадцать минут всем на шлюпке отплыть в Монополи. В Монополи капитану позвонить домой и предупредить семью, что задержится в связи с ремонтом двигателя яхты. Время на разговор — минута. После этого всем сесть на поезд до Фоджи. В Фодже сойти с поезда и поселиться в отеле «Виктория». В отеле прожить две недели. На следующий день после приезда каждый должен купить роман Льва Толстого «Война и мир». В дневное время читать этот роман. Каждый вечер в 18.00 отправляться на сеанс в ближайший кинотеатр, после сеанса обратно в отель. Вести себя скромно. Контактов с людьми не поддерживать. Экономить деньги. По истечении двух недель отправиться поездом домой в Ровенну. Все мной сказанное — повторить.

Дождавшись когда моряки нестройным хором голосов повторят установку и удостоверившись в правильности внушения, Бьянка еще раз провела глубокий установочный сеанс на подчинение только ее командам.
— Время 12.34. Выполнить.
— У них не будет проблем с психикой? По-моему ты им на голову одела здоровенные кандалы, — глядя в спины безропотно исчезнувшим людям, спросил Павел.
— Только в лучшую сторону, думаю, родственникам придется приятно удивиться.
— Пойдем, проводим их из рубки.
 Моряки молча и деловито грузили свои сумки на надувную шлюпку у юта яхты. Также молча разместились в шлюпке и, не оглядываясь на яхту, начали выгребать по направлению к берегу.
— Не слишком далеко от берега? — спросил Павел.
— Дойдут, волна небольшая.
— Осадок какой-то в душе остался.
— Это самый лучший выход для нас. К тому же мы поступили даже слишком щедро. Эта яхта столько не стоит. Все, хватит разговоров. Разворачиваемся и в открытое море. Я смертельно устала.
— Тогда в море отдыхаем минимум сутки.
 Так начался их морской круиз. Сирокко в ноябре уже выдохся. Погода была относительно устойчивой. Только возле греческого острова Скирос яхту задержал и довольно основательно потрепал шторм. К счастью, он длился недолго. Теперь, пройдя Дарданеллы и Босфоров пролив, яхта медленно подходила к российскому черноморскому побережью. Топлива осталось в обрез и они большую часть суток шли под парусом.

После оглушающего удара по самолюбию и осознания того, что три недели были по глупости потрачены впустую Дэн еще долго чертыхался, перебирая ругательства на всех языках, какие знал, а Пат и Ружена с досадой клеймили друг друга и самих себя позором. Костер уже догорал, Фернандо плеснул в бокалы вина.
— Ладно, хватит посыпать голову пеплом. Выпейте, расслабьтесь.
— Мы и так слишком расслабились на этом атолле, — проворчала Пат, но бокал взяла.
— Пойдем подключать этот локатор — анализатор? — спросила Шин Ли.
— Думаю, для того, чтобы произвести подземную локацию необходимо подняться над планетой километров на двести, как минимум, — ответил Дэн.
— А рикошет нам не поможет? — спросил Фернандо.
— Какой рикошет?
— Если использовать луну в качестве отражающей поверхности.
— Не знаю, может получиться так, что будем зондировать луну. Нужно спросить Мозг. Пошли в корабль, — поднимаясь, сказал Дэн.
— Наше путешествие закончилось, не успев начаться? — спросила его Ружена, протягивая руку.
— Пока все не выясним, придется отложить.

Дэн помог подняться Ружене и Шин Ли. Пат с Фернандо, стряхивая с себя песок, уже направлялись к кораблю, темным зеленым холмом застывшим в джунглях. Дождавшись когда Дэн с Фернандо подключат к энергетической и информационной сети анализатор, Пат разбудила Мозг, устроилась поудобнее в кресле и заговорила.
— Мозг, объясни полное предназначение устройства, находящегося в лаборатории, и недавно подключенного к информсети.
— Устройство предназначено для локации в земной поверхности объектов искусственного происхождения, контролирующих и аккумулирующих напряженность психогенного поля.
— Про это мы уже сами догадались, — без особой радости произнес Дэн.
— Мозг, каким образом производится локация?
— Локация производится с высоты не менее ста восьмидесяти километров пучками нейтрино импульсным методом.
— Мозг, имеется способ произвести локацию с поверхности планеты?
— С поверхности планеты возможна локация незначительной площади поверхности в непосредственной близости от локатора. Дэн опять выругался.
— Мозг, возможна локация при помощи отраженного луча?
— Локация при помощи отраженного луча пучками нейтрино физически невозможна.
— На этот раз выругались почти все. Наступило молчание. Придется взлетать? — повернувшись к Дэну, спросила Ружена.
— Взлетать нам нельзя, нужно искать иной способ.
— Мозг, какой иной способ локации можно предпринять с нашего корабля, не взлетая с планеты?
— Других способов для данной ситуации нет.
— Что значит для данной ситуации? Может иначе сформулировать вопрос? — проговорила Шин Ли.
— Мозг, мы можем произвести локацию при помощи вспомогательных средств? — внезапно спросил Фернандо.
— Локация может быть произведена с использованием спутника, имеющего на борту данный локатор устройств напряженности психополя, и имеющего дуплексную связь с Мозгом корабля для обмена информацией.
— Где же мы спутник достанем? — хмыкнула Пат.
— Зонд, — спокойно произнес Дэн, — противоспутниковый зонд. Мы выгрузим из него реактор с лазерной пушкой и поместим локатор. Собственный карликовый мозг и связь на борту зонда имеются. Настроим мозг зонда на мгновенные импульсные сеансы связи с кораблем. Нам останется только выстрелить зонд на орбиту.

— Мозг, ты слышал Дэна? Возможен такой вариант?
— Да, слышал. Вариант возможен с условием того, что устройство для осуществления холодной термоядерной реакции, которое вы называете реактором, должно остаться на борту зонда для энергопитания локатора.
— Все — таки не напрасно мы сегодня праздновали, — сказала Шин Ли.
— Так можно и продолжить, — улыбающийся Дэн подмигнул Фернандо.
— Все так просто, что даже не знаешь, радоваться или продолжать на себя злиться, — сказала Пат.
— Ладно, мы с Фернандо спустимся вниз, займемся зондом.
— Подождите, — сказала Шин Ли.
— Мозг, какова последняя обстановка на планете по розыску нашего корабля?
— Из анализа массивов информации в Интернете, выпусков новостей и информационного обмена между спецслужбами следует, что усилены меры по поиску нашего корабля и экипажа. Предположительно, с целью обнаружения корабля и экипажа активизированы все земные военные и исследовательские спутники, а также все суда в акваториях мирового океана.
— К нашему атоллу просто так не подойдешь, рифы и шельф мешают. К тому же только в Индонезии из тринадцати тысяч островов половина необитаемых, — сказал Фернандо.
— Все равно нужно поменьше маячить на открытой местности.
— Придется ограничиться подводным плаванием. В принципе мне это даже больше нравится, — невозмутимо ответила Шин Ли.
— А я и так уже достаточно загорела, — сказала Пат.
— Да, нам такого загара никогда не получить, — рассмеялась Ружена.
— Ладно, девочки, мы с Фернандо к зонду. Теперь работаем по ночам, отдыхаем днем.

12

12
Top Mail.ru