Арт Small Bay

04

На линии небес и подземелья
Валерий Власов

Глава 4. Дэниел. Гибель Флоренс.

Когда перед Дэниелом Далтоном распахнулись массивные двери старейшего казино города, было без нескольких минут двенадцать. Обменяв доллары на жетоны и фишки, он направился в зал для игры в рулетку. Тяжеловесная старомодная роскошь внутреннего убранства казино ничуть не изменилась.
— Интересно сколько самоубийц взрастили эта позолота и бархат? — подумал он. Внезапно Дэн ощутил беспокойство: все было как обычно и одновременно не так, как всегда. Он замедлил шаг и осмотрелся. Поводов для опасений Дэн не заметил, разве что посетителей казино было меньше обычного.
— Странно, самый сезон… А, может, просто устал, вот и разыгралось воображение, — подумал он, однако свернул к стойке бара. Более семи лет назад он совершенно случайно обнаружил у себя незаурядные способности. Эта особенность — интуитивно предугадывать ход мастей, выигрышный номер рулетки или ожидаемую сумму в кости — проявлялась внезапно и проявлялась далеко не всегда. Но когда видение наступало, Дэн всегда ощущал его, словно воздух вдруг становился намного плотнее и гуще. Никакого объяснения появлению у себя этой странности Дэн так и не смог найти. Забросив успешно начинавшуюся адвокатскую практику, он начал колесить по западному и восточному побережью Америки. Однако после Лас-Вегаса им заинтересовалась служба безопасности корпораций казино. А после шумного успеха в Атлантик-сити, где он в одночасье выдоил из казино более двухсот пятидесяти тысяч в рулетку, за ним стала охотиться и мафия. С тех пор он изменил внешность, фамилию, отпечатки пальцев, старался нигде не задерживаться и не привлекать к себе внимания крупными выигрышами.
— Да, наверное, просто устал, нужно махнуть в Европу, а сегодня устроить прощальную гастроль. Он прикончил «Джонни Уокер» и хотел двинуться в зал для игры в баккара, но поневоле обратил внимание на пару, неторопливо подходившую к стойке. Человек среднего роста в элегантном вечернем костюме вел крупную великолепно сложенную блондинку. Её кобальтовое, переливающееся, с глубоким вырезом платье оттенялось игрой алмазного колье с крупным голубым сапфиром. Но не разница в росте приковывала к ним внимание, а та спокойная уверенность в себе, которую они излучали. Дэну их лица показались смутно знакомыми. Павел и Ружена расположились за стойкой бара, не обращая ни малейшего внимания на Дэна.
— «Джек Дэниэл» и «Курвуазье» для дамы, — ровным голосом бросил Павел бармену.
— Довольно элегантное заведение, — пригубив коньяк, произнесла Ружена.
— Согласен, милая, — с едва заметной улыбкой подтвердил Павел, вспомнив убогие офицерские вечера за преферансом.
 Блондинка медленно повернула голову и внезапно взглянула Дэну прямо в глаза. Взгляд был настолько властным, что, не ожидавший подобного Дэн, в смятении отвернулся. Увидев, что по-прежнему сжимает пустой бокал, он поставил его на стойку и быстро зашагал прочь.
 «Мерещится всякая чертовщина, нужно немного успокоится», — подумал Дэн и свернул в зал для игры в карты. В казино он всегда специально проигрывал в карты, чтобы создать впечатление неудачника.
— Кажется, ты произвела впечатление на мальчика, — вполголоса заметил Павел.
— Ты знаешь, а он мне понравился, да и с трудом эти двести фунтов можно назвать мальчиком, — задумчиво произнесла Ружена.
— Да, Дэн — это Грегори Пек в молодости, разве что рисунок губ другой.
— А ты откуда знаешь?
— В России иногда показывают американские фильмы.
 Ружена с подозрением взглянула на Павла, но его взгляд был настолько прост и безмятежен, что она только чертыхнулась про себя.
 Дэн без труда взял банк в баккара и уже два круга держал его. Но играл, скорее, машинально, почти не глядя на выбрасываемые игроками карты. Сосед справа, после второй безуспешной попытки сорвать банк, с раздражением отодвинул от себя карты. Дэн взглянул на фишки: в банке было тысяча девятьсот двадцать долларов.
— Ва-банк, — услышал он бесстрастный голос. Уже, поднимая глаза, по знакомому алмазному колье на высокой груди, он понял с кем встретится взглядом. Её взгляд был спокойным, однако, уголки этих удивительных глаз искрились лукавством. Дэн привычным движением выщелкнул из колоды карту и передал её незнакомке, взял себе и раздал ещё по одной. Внезапно вдохновение вернулось к нему. Не открывая карт, он уже знал, что первыми были десятки червей и треф. Всё решалось последними картами и здесь он проигрывал. У неё на руках была восьмёрка бубен, у него — семерка треф. Он открыл свои. Однако, блондинка, взглянув на карты, произнесла: "Пас", и бросила их вверх рубашками. Крупье передвинул фишки к Дэну, тот, ничего не понимая, машинально сложил их столбиком и услышал вновь " Ва-банк .
 Случайные зрители, почувствовав возникшее напряжение, притихли. банк составил почти четыре тысячи. Дэн поднял голову — за спиной блондинки безмятежным взглядом на него смотрел её спутник. Нахмурившись, Дэн раздал по первой карте. Незнакомка, не торопясь, перевернула её. Восьмёрка треф.
— Пожалуйста, ещё.
 Дэн сбросил ещё по одной карте, уже зная, что ей сдал десять бубен, а себе к двойке пятерку пик, следующей в колоде шла шестерка червей. Он проигрывал в любом случае.
 Дама изящным движением перевернула карту:
— Семёрка треф. —
 Аудитория разочарованно загудела. Дэн, казалось, впал в состояние ступора.
— Прошу открыть карты, сэр, — наклонился к нему крупье. Открыв карты и пробормотав: "Отдаю банк",  Дэн сгреб жетоны и фишки и, ни на кого не глядя, выбрался из-за стола. Такое случилось с ним впервые. Можно было объяснить усталостью его промах с определением карты, но то, что ему за несколько минут подарили около шести тысяч долларов, сомнению не подлежало. Выходя из зала, он обернулся. Странной пары за игральным столом уже не было. Встряхнувшись у стойки бара с помощью двойного неразбавленного виски и придя к мысли, что всё это просто стечение обстоятельств по воле Его Величества Случая, Дэн решил закончить вечер рулеткой и завтра же улететь в Европу.
 Наблюдая за лихорадочно скачущим шариком, Дэн попытался сосредоточиться и, словно увидел его лежащим в семнадцатой ячейке. Прежде, чем крупье закончил розыгрыш, Дэн уже искал глазами семнадцатый квадрат, собираясь поставить десять фишек. Найдя его, он увидел, как плавным движением положила на этот квадрат два тысячедолларовых жетона изящная женская рука. Её украшал перстень: синий сапфир глубокой воды, оправленный в платину. Бесконечно долго скользил взглядом Дэн вдоль этой руки, пока не встретился с доброжелательными, всё понимающими глазами.

А ведь я видел их сегодня днем. У главных ворот кладбища", — вспыхнула в голове мысль. Он глубоко вздохнул и улыбнулся. Серые глаза улыбнулись в ответ.
— Мистер Далтон, мы рады, что Вы оказались именно тем, кто нам нужен, — произнёс рядом негромкий голос. Дэн повернул голову. Рядом стоял спутник блондинки. Он кивнул.
— Прошу прощения, не могли бы мы отойти в сторону?
— Боюсь, приятель, что нужно сначала поставить точки над "i" , — проталкиваясь среди желающих разбогатеть, проговорил Дэн.
— Вот именно это мы и намерены Вам предложить, — невозмутимо произнес тот. — Кстати, моё имя Павел, фамилия Паршин.
— Пол, значит, о’кэй,
— Нет, все-таки Павел. А моя очаровательная спутница — Ружена.
 Дэн вопросительно смотрел на подошедшую блондинку.
— Да, да, очень красивое имя, — спохватился Дэн, — но, извините, я ровным счетом ничего не понимаю и выгляжу, наверное, как болван в старом польском преферансе.
— Мы все были в этой ситуации, и у нас немного времени, а ночь скоро закончится.
— Мистер Далтон, нам необходимо обсудить одно деловое предложение, — напомнил Павел.
— Что ж, раз вы заинтриговали меня таким образом, я готов вас выслушать.
 Спустя полчаса они втроём входили в просторный холл отеля «Пента», а ещё полтора часа спустя, глубокой ночью, три фигуры неслись морем, над мерным дыханием волн, стремительно удаляясь прочь от берега. На поверхности моря их уже ждал неправильной формы черный сфероид. Они вошли, и через несколько минут сфероид молча прыгнул в чистое ночное небо.
 Дэн сорвал шлем мнемографа с головы.
— Ну, всё, хватит, по-моему, за эти дни я получил информации больше, чем за всю прожитую жизнь.
 Он шлёпнул шлем на стойку синтезатора неоорганики и встал с кресла, расправляя затекшее от неподвижности тело.
— Ружена, Павел, где вы? — заорал он, — я закончил школу.
— Что ты ревёшь, как бабуин при виде самки, — холодно произнес Павел, появляясь из компьютерного отсека, — я тоже школу закончил, но веду себя с достоинством.
— Ах ты, моралист заплесневелый, — угрожающе рявкнул Дэн и, медленно поворачиваясь, нанес молниеносный боковой маваши левой ногой. Не успевая с блоком, в последнюю долю секунды Павел перелетел ногу, и разворачиваясь, почти всадил коши в горло Дэну. Отлетая к стене, тот ухитрился поймать его ступню и начал выворачивать. Но не успел, оба со страшным грохотом рухнули на пластиковый пол.
— Ничья, — констатировал Павел, поднимаясь с пола, — пошли к Ружене.
 Выйдя из корабля, превратившегося в часть скалы, они выбрались на относительно ровную площадку. Этот скалистый островок в южной Атлантике размером с футбольный стадион они выбрали два дня назад. Пока Дэн осваивал корабль, Павел пытался безуспешно подключить Большой корабельный Мозг к всемирной паутине через Инмарсат. Тот категорически отказывался работать на столь унизительно малых для него скоростях. В конце концов Павел, окончательно замордовав Большой Мозг и себя, чертыхаясь, подключил к интернету Малый навигационный мозг. Ружена все это время упражнялась с портативным лазером, кромсая под водой акул, которыми кишел океан близ острова. Сейчас после утренней охоты, она лежала на скале, подставив солнцу незагорелые участки кожи. Увидев вышедших из корабля Дэна и Павла, она, ничуть не смущаясь своей наготы, грациозно повернулась на бок. Поправив широкую голубую ленту, схватывающую волосы, Ружена стремительно поднялась, в несколько прыжков достигла скального карниза и, широко расставив руки, бросилась вниз головой с пятнадцатиметровой высоты.

"Полёт без гравипояса не будет столь приятным", — только и успел подумать Павел, прыгая вслед за Дэном в грохочущий прибой.
 Вынырнув из зеленого безмолвия и увидев Ружену с Дэном, с ребячьим восторгом пытавшихся оседлать волны, Павел бешено заработал руками и ногами, стараясь пробиться сквозь прибой. Волны с невероятно тупым упорством переворачивали, подбрасывали, несли на скалы, и вновь отбрасывали их от берега. Спустя десяток минут огромная волна все же окончательно припечатала всех к скалам.
— Ну, что, альпинисты-ихтиологи, — отдышался Павел, — четверть часа на подъём, пять минут на сборы и прощай Атлантика.
— Куда держим путь, шкипер? — деловито осведомилась Ружена.
— Канн, Франция, заведение «Цветной фламинго».


* * *

Дэниел
Июль, середина 1990-х

— Ты знаешь, если тебе изменить нос и немного подправить брови, тебя не отличить от Грегори Пека, — сказала, вороша Дэну волосы, Флоренс.
— А губы? Разве у Пека были такие негритянские губы? И с каких пор тебе стали нравиться старые фильмы? — Дэн оперся рукой о подушку, рассматривая Фло.
— Дурачок, у тебя замечательные губы. У тебя лучшие губы в мире, — Фло притянула голову Дэна к себе и поцеловала. Спустя минуту, вдохнув воздуха после затянувшегося поцелуя, сказала:
— Нет, губы менять мы не будем. А старые фильмы я стала смотреть недавно. Ты знаешь, это как рассвет после чернушной ночи современного кино.
— Фло, ты как себя чувствуешь?
— Великолепно, врач сказал, что после шести месяцев беременности еще можно. Дэн нежно провел рукой по кругленькому животу Фло.
— А когда ты разговаривала с врачом?
— Вчера.
— И ты молчала? Мы столько времени потеряли.
 Фло засмеялась.
— Дурачок, у нас вся жизнь впереди. Ну ладно, можешь поласкать девочку, только осторожно.
 Спустя полчаса, когда Дэн уже принимал душ, раздался телефонный звонок. Фло сняла трубку.
— Мисс Флоренс Хейген? — вопросительно прозвучал вежливый голос.
— Да, я вас слушаю.
— Вас беспокоит Патрик Макколан из «Ферст нейшнл бэнк» по поводу Вашего вклада. Видите ли у нас произошел сбой в компьютерной системе. Ничего страшного, но надо уладить небольшие формальности.
— Вы сможете подойти в отделение банка?
— А по сети нельзя решить эту проблему?
— Нет, необходимо ваше личное присутствие.
— Хорошо, я зайду во второй половине дня. Фло положила трубку. Из душа вышел Дэн, на ходу растираясь полотенцем.
— Кто звонил?
— Из банка, надо уладить формальности.
— Звонили точно из банка?
— Да, я узнала голос этого Макколана, он занимался моим счетом. Хочешь, пойдем вместе.
— Нужно еще собрать вещи, заказать билеты на вечерний рейс и сходить в казино.
— Дэн, может не стоит? Вчера ты и так отхватил изрядный куш. Тем более, что мы собирались улететь из Атлантик-сити сегодня днем.
— Я всего на пару часов, и это заведение на другом конце города. Из казино я тебе позвоню.
— Который сейчас час?
— Двенадцать.
— Тогда я пошла приводить себя в порядок. Флоренс выскользнула из постели и направилась в душ.

Фло взяли тихо и незаметно на обычном городском перекрестке. Когда ее машина остановилась у светофора на красный свет, распахнулась правая дверца и на соседнее сиденье быстро сел человек. Мгновенно выхватив пистолет, он навел его на живот Фло.
— Поехали, если откроешь рот, прострелю пузо. Двигай, уже зеленый.
 Фло судорожно сглотнув, нажала газ.
— Вот так. Хорошая девочка. А теперь сверни вправо, нет, дальше, так, и тормози. Пора тебя менять, что-то ты чересчур бледная. Рядом остановился большой «Кадиллак», из которого выскочило трое черноволосых людей. Один из них, открыв дверь водителя, протолкнул Фло на уже пустующее соседнее место и уселся за руль, другие, в том числе и первый попутчик, разместились сзади. Фло вдруг с ужасом поняла, что ее незамысловато и нагло похитили и что этих людей сопровождает запах крови и трупов. Обе машины тронулись одновременно и, набирая скорость, поехали к побережью. Дэна взяли, едва он преступил порог казино. К нему подошли четверо элегантных сотрудников заведения.
— Мистер Гриффит? Пройдемте с нами. Вас хочет увидеть босс. Дэн оглянулся. Выход перекрыли два здоровенных охранника. Двое из четверых стали незаметно подталкивать Дэна к служебной двери.
— Идемте, мистер Гриффит, сопротивление бесполезно. Ему оставалось только подчиниться. В служебном коридоре ему сковали руки наручниками и повели к запасному выходу. Затолкав его в «Мерседес», двое уселись рядом, плотно сжав Дэна и не давая возможности ему шевельнуться. Машина тронулась с места и легко набирая обороты, понеслась к морю.
 «Все-таки нашли», — думал Дэн, досадуя, что не послушал Фло. За себя он не боялся. Этим людям он был нужен живой и им были нужны его деньги. Беспокойство за Флоренс мешало ему всю дорогу и не давало сосредоточиться. Он молил бога, чтобы она, не дожидаясь его, ехала в аэропорт и одна улетала из города.
— Пора закрывать глазки, — произнес высокий негр, сидевший справа. Он резко двинул локтем Дэну в солнечное сплетение. Дэн задохнувшись от боли, согнулся. Негр достал из кармана черную ленту и надвинул ему на глаза. Скорость увеличилась, Дэн понял, что машина покинула черту города. Он стал считать время. Через двенадцать минут его вытащили из машины и по небольшой лестнице провели в дом.

«Восемь ступенек», — машинально подумал Дэн. Под ногами мягко пружинила ковровая дорожка. Его ввели в помещение, посадили в деревянное кресло и крепко привязали ноги и предплечья к ножкам и подлокотникам кресла. Лишь после этого с него сняли наручники и повязку. Дэн напряг ноги, пытаясь оторвать кресло от пола. Не получилось. В небольшом, без окон зале напротив Дэна в кожаных креслах расположились пятеро человек. В центре сидел крепкий сорокалетний мужчина с итальянскими чертами лица. Он кивнул охранникам, которые привели Дэна, те удалились. В других креслах располагались негр, человек с латиноамериканской внешностью, еще один молодой черноволосый человек, тоже похожий на итальянца и с краю седой человек с невыразительными чертами лица.
— Мистер Гриффит вероятно уже понял с кем ему придется беседовать, — утверждающе произнес пожилой итальянец. Дэн молчал, стараясь выиграть время.
— Здесь в загородном мотеле собрались представители людей, которых Вы обокрали. Слева — представитель мистера Гонсалеса, казино которого в Майами и Дейтона-Бич Вы обчистили на сто шестьдесят тысяч. Далее человек группы Майкла Льюиса. Казино этих людей после ваших поездок по северо-западу недосчиталось двухсот тысяч долларов. Я не ошибаюсь? — он обратился к негру.
— Сумма не столь важна, нужно учитывать моральный ущерб, — ответил негр.
— Верно, мы к этому еще вернемся.
— Рядом со мной человек из Лос-Анджелеса. Несколько казино этого города Вы обчистили на сто восемьдесят тысяч долларов.
— Справа — человек мистера Гротто. В Лас-Вегасе Вы наследили Гриффит. Все ваши попытки изменять внешность в каждом городе уже были напрасны. В Лас-Вегасе вы обидели мистера Гротто на двести с небольшим тысяч.
— И наконец, Атлантик-Сити. Вы ограбили мое казино на двести пятьдесят тысяч, Гриффит, — итальянец подался вперед и его голос стал жестким и угрожающим. — Вы ввязались не в свои игры. Этот город наполовину принадлежит мне, Фиоре. И я не потерплю, чтобы какой- то воришка, используя свои фокусы крал мои деньги. Тем более собирался ограбить меня второй раз. Удивляюсь Вашей наивности, жадности и нахальству, Гриффит.
— Я не крал у вас денег. Я выиграл их честным способом, — произнес Дэн. Легкий шум пронесся по холлу.
— Не смешите нас, Гриффит. Корпорации казино давно ведут учет людей, обладающих паранормальными способностями. Можно видеть карты на ощупь. Таких людей на пушечный выстрел не подпускают к столам. Но Вы переплюнули всех. Никому еще не удавалось так долго обыгрывать рулетку. Это теоретически невозможно. Поэтому Вас так долго искали. По моим подсчетам за несколько месяцев Вы присвоили миллион, это не считая поездок в Канаду и Мексику. Нам бы хотелось знать, как Вы это делаете.
— Я сам не знаю, как это происходит. И кроме того, это происходит нечасто. Иногда я тоже проигрываю.
— Вы это знаете и Вы нам скажете это. Фиоре щелкнул пальцами. Появились два охранника.
— Приготовьте все, мистер Гриффит упорствует.
 Охранники с трудом передвинули кресло Дэна и развернули его к открытой справа двери.
— Я сказал правду. Деньги я Вам отдам. Я не виноват, что на меня находит наитие.
— Рассказывайте, как Вы это делаете!
— Я не знаю, воздух сгущается и все.

Фиоре обернулся к полуоткрытым массивным дверям.
— Ввозите.
 Охранники ввезли медицинскую каталку, на которой лежала привязанная Флоренс. Ее голову поддерживал подголовник каталки. Одежды на ней не было. Ноги были согнуты в коленях и раздвинуты. На теле и ногах виднелись кровоподтеки и ссадины На груди следы от ожогов сигаретами. Лицо Фло тоже было в кровоподтеках. Рот схватывал скотч. Она измученными глазами глядела на Дэна, по ее лицу текли слезы.
— Подонки, — задохнувшись, Дэн рванулся из кресла, но веревки крепко держали его.
— Мои ребята всего лишь познакомились с ней, мистер Гриффит. Само представление еще впереди.
— Я отдам все деньги. У меня больше трех миллионов. Отпустите ее.
— Деньги это хорошо. В этом мы не сомневались. Где они?
— Карты ”American Express” у меня в бумажнике, там полтора миллиона, еще пятьсот тысяч в ячейке отделения «Бэнк оф Америка» в Лос-Анджелесе, ключ тоже в бумажнике.
— Не слишком рискованно иметь все в одном бумажнике?
— Мы готовились к отлету в Австралию.
— Где остальные?
— Полтора миллиона на счету Флоренс в «Ферст нейшнл бэнк», но там проблемы со счетом.
— Не смешите, Гриффит, деньги Флоренс мы уже изъяли. Я контролирую отделение этого банка в Атлантик-Сити. Ну что же, думаю, Вы сказали нам правду.
 Дэн, не отрываясь смотрел на Флоренс. Впервые в жизни его сердце пронзала нестерпимая боль. От бессилия, ярости и боли за Фло перехватывало дыхание.
— Господа, — обратился Фиоре к присутствующим, — свои деньги вы можете получить в соседней комнате, вследствие моральных издержек сумма ущерба удвоена. — Надеюсь вы удовлетворены?
— Вполне, — негр поднялся и вышел. Вслед за ним после некоторой паузы вышли и остальные.
— Вы, Гриффит, курица, несущая золотые яйца. Теперь Ваша судьба и ее жизнь, — Фиоре кивнул на Флоренс, — зависит от Вашего поведения.
— Я сделаю все, что скажите. Отпустите ее.
— Вот и договорились. Я рад, что Вы приняли разумное решение. Развяжите их, — сказал Фиоре охранникам.

Один охранник стал развязывать Флоренс, другой подошел к Дэну. Сначала он попробовал развязать узлы, затем выщелкнул нож и стал резать веревки. Внезапно у дома захлопали выстрелы, раздались автоматные очереди. Охранники моментально метнулись к дону. В комнату вбежали еще двое.
— Ниггеры, дон, — крикнул один из них.
— Вызывайте подмогу. Сколько их?
— Человек десять-двенадцать.
— Занимайте оборону.
 Один из охранников вытолкнул каталку Фло из прохода в другую комнату. Каталка остановилась рядом с креслом Дэна. Пальба стала сплошной. Выстрелы гремели со всех сторон. В соседней комнате посыпались стекла. Пули стали прошивать потолок и стены. Один из охранников по указанию Фиоре повалил набок кресло Дэна и каталку Флоренс. Другой, пытавшийся дозвониться по сотовому, крикнул:
— Они заблокировали связь, дон. Переместившись по полу к двери, он сразу получил пулю в грудь и затих.
— Заранее подготовились, черножопые, — произнес, отстреливаясь из «Глока», Фиоре, — им нужен Гриффит.
 Дэн тем временем, освободив руки, лихорадочно развязывал веревки на ногах. Флоренс, связанная, лежала неподалеку.
— Сейчас, Фло, потерпи.
 Дэн освободил одну ногу. Рядом завалился еще один из людей Фиоре.
— Готово, — сказал Дэн, перекатываясь к Фло. Внезапно все стихло. Дэн поднял голову. У стены с кровавыми пятнами на груди застыл Фиоре. На полу в зале лежало еще трое его людей. Все были мертвы.
— Вставай, снежок. В шею Дэна уткнулся ствол. Дэн поднялся на ноги, разминая затекшие руки. Его оттолкнули в сторону.
— Это из-за тебя, белый ублюдок, мы потеряли столько людей.

На Дэна смотрели двое негров. Один из них был ранен. Пуля по касательной задела щеку и теперь кровь заливала одежду. Второй, маленький, на всякий случай добивал одиночными выстрелами в голову трупы итальянцев. Повернувшись, он заорал:
— Теперь ты наш. Что за тайна тебе известна? Говори!
 Глаза у обоих были неестественно круглыми и блестели.
 «Под действием наркотиков. Рядовые бойцы», — подумал Дэн.
— Я уже говорил, я не могу это объяснить. Поднимите каталку.
— Ах ты, сука бледножопая. Держи его, Майки.
 Окровавленный негр придвинулся к Дэну и воткнул ствол автомата ему в горло. Маленький поднял каталку. Измученная Фло с ужасом смотрела на негра.
— Ну, смотри, бледножопый. Негр поднял с пола выроненный итальянцем нож и всадил в низ живота Флоренс, раздирая ей внутренности. Фло забилась в конвульсиях. Дэн, не веря в происходящее, смотрел обезумевшими глазами. Он рванулся к каталке, но державший его негр ждал этого и нанес резкий удар прикладом в пах. Тем временем, погрузив руку с ножом по локоть, негр одним движением вырезал в животе Фло и выбросил на пол окровавленный комок мяса. В голове у Дэна вспыхнул черно-багровый свет. Он утратил чувство реальности, только смотрел на окровавленный комочек плоти, бывший его ребенком. Он не знал сколько так продолжалось. Словно сквозь вату до него доносились слова.
— Вот так, снежок, сука. А теперь пойдешь с нами. Скоро здесь будет полиция. Майки, fuck you, надень на него наручники.

Дэн медленно поднял глаза. Фло лежала, свесив голову набок, из ее живота толчками била черная кровь. Глаза ее были закрыты, а лицо выглядело осунувшимся и усталым. Казалось, она просто спит после тяжелой работы. Воздух вдруг стал плотным и очень тяжелым. Взгляд Дэна толчками, словно бьющая кровь Фло, перемещался по залу, пытаясь начать реагировать на внешние раздражители. Сквозь массивную дверь Дэн увидел раненого итальянца. Тот, зажимая одной рукой рану в груди, другой наводил автомат, собираясь стволом оттолкнуть дверь. Высокий негр, следя за глазами Дэна, отвернул к двери голову. Очереди раздались одновременно. Два трупа рухнули навстречу друг другу.
 Дэн стал медленно наступать на убийцу Фло и ребенка. Тот бормоча ругательства, подскочил к Дэну и полоснул его несколько раз ножом. Дэн достал его горло и стал сжимать. Негр, отбросив нож, достал пистолет, и уже теряя сознание, выстрелил Дэну в грудь. Дэн, не чувствуя ничего, сжимал горло до тех пор, пока голова негра не отвалилась в сторону, как у дохлой птицы.
 Он успел увезти Фло и ребенка до приезда полиции. Дэн похоронил их на родине Флоренс, в Майами. Огромный букет цветов на могиле в день гибели Флоренс теперь оставался последней благодарностью ей и их не родившемуся ребёнку.


* * *

-частичный перехват-

Сверхсрочно
Особой важности

Главный Аналитический Центр Фамальгаут L(04/2) - Штабу Звёздной Армады

 Анализируя все случаи проникновения на планету ?3 Звезды MW 2143, хранящей резервный Геоконцентратор (7-я Цитадель Праматери) за последние сто планетных лет, сверхмозгом Главного Аналитического Центра установлено:
 Совершено двадцать четыре попытки десанта планеты. Все попытки пресечены с помощью абиолучей и корабельных лазеров галапатрулей. Следы жизнедеятельности отрядов Пёстрых Миров, в результате проникновения на планету обломков ИКО, отсутствуют. В четырёх случаях десанта (3-я, 4-я, 7-я и 9-я попытки вторжения) среди обломков ИКО биоостанков не обнаружено. Одиннадцатое проникновение на планету (Великий Океан, р-н Нижнего Полюса) кораблей Пёстрых Миров не отвечает классификации. Следов и обломков ИКО после двойной атаки абиолучами и лазерами двух галапатрулей не обнаружено. Пик активности — пятьдесят планетных лет после окончания Великой войны аборигенов.
 Вероятные предположения:
 1.Сохранение жизнеспособности экипажей десантируемых кораблей вследствие ошибок в расчетах направленности абиолучей и коразеров (пример: уничтожение взрывной волной от скрестившихся полей собственных аннигиляторов двух галапатрулей свыше двух тысяч планетных лет назад. Результат — посадка на планету представителя отряда «Радужный Крест» в районе Правого побережья Центрального моря). Проверка расчетов атак произведена, ошибок не обнаружено.
Вероятность — мнимая единица. Событие недействительно.

 2.Вхождение в контакт с представителями планеты андроидов Пестрых Миров (четыре случая отсутствия биологических организмов в обломках ИКО). Вероятность — мнимая единица. Факторы:
 а) явная несовершенность конструкций андроидов Пёстрых Миров;
 б) все случаи этих десантов состоялись 70 — 90 лет назад. За долгий период времени последствия возможного контакта были бы выявлены с вероятностью единицы.
Событие недействительно.

 3.Вхождение в контакт с аборигенами планеты представителей Пёстрых Миров на последних минутах жизни (поражение абиолучом не дает мгновенного смертельного исхода). Вероятность — 0,00019. Событие маловероятно

 4.Осознанная или неосознанная деятельность аборигенов, направленная на уничтожение (нейтрализацию) Геоконцентратора. Вероятность — 0,0000000000063.Событие бесконечно маловероятно.

 5. Проникновение на планету иногалактических цивилизаций (предположительно, одиннадцатое вторжение) с целью уничтожения Геоконцентратора. Вероятность — 0,000047. Факторы:
 а) отсутствие источника энергии, отсутствие жизненных психоуровней и анализ гипотетического курса ИКО в случае 11-го проникновения на планету свидетельствует, что это — мёртвый корабль древней цивилизации.
 б) Справка. Последнее появление звездолётов иногалактических цивилизаций в пределах системы звезды MW21243 цепи Цитадели зафиксировано 4853 планетных года назад. Событие маловероятно.
Предложения:
 Штабу Армады в кратчайш…


* * *

Когда Ружена, Павел и Дэн наконец разыскали на окраине Канн стриптиз-бар, ночь уже воцарилась над городом. Впрочем влекущие неоновые огни заведений стриптиз-шоу и борделей от этого ничуть не проиграли, а стали только еще наглей и притягательней.
 Зал «Фламинго» явно требовал ремонта. Ружена, Дэн и Павел заняли столик в глубине зала. Слева от входа у стойки бара несколько человек попеременно смотрели то в бокалы, то на сцену. Их безуспешно дергали среднего пошиба проститутки. Представление началось, видимо, недавно, зал был почти пуст. В полумраке сцены извивалась в сладострастном танце невысокая женщина с равнодушным лицом, медленно стягивающая длинное платье. Дэн заказал Ружене мартини, себе и Павлу — виски с содовой. Зал понемногу заполнялся. У стойки резвились с проститутками матросы, очевидно, недавно сошедшие на берег. Пару столиков заняли несколько молчаливых человек в невыразительной одежде. Соседний столик, походя, опрокинула компания из четырех мужчин южного темперамента и мулатки, закутанной, почему-то, в длинный плащ. Не обратив на разгром никакого внимания, вся компания прошла к столику у сцены. Один из южан и мулатка направились к служебной двери.
— Манеры оставляют желать лучшего, — проговорил Дэн.
— Да и внешность тоже, — отозвался Павел.
— Мальчики, вы что? Соседей сюда обсуждать пришли или дело делать? — Ружена взяла Дэна и Павла за руки.

К тому времени женщина на сцене успела обнажить силиконовую грудь и, повернувшись боком, под улюлюканье зрителей скатывала с себя последнее бельё. Успешно справившись с невероятно трудным делом, она бодро помахала ажурными трусиками и почти в полной темноте ушла со сцены. Просматривая пятый или шестой номер, с унылым однообразием предлагающий одно и то же, и, повторив заказ ещё два раза, Дэн не выдержал:
— Слушай, Пол, ты, случайно, адрес не перепутал?
— Думаю, что нет, — покачал головой Павел.
 Зал потонул в клубах дыма, пьяный галдеж порой заглушал музыку, Ружена недовольно морщила носик, чувствуя спиной липкие, скользящие взгляды, возбужденных зрителей. Её гордая осанка явно не вписывалась в этот третьеразрядный бордель.
 Очередной номер закончился, музыка смолкла. У кромки сцены появился один из темпераментных южан вместе с мулаткой. Раздался металлический щелчок и мужчина сел за ближайший столик, что-то пряча в карман. Внезапно вспыхнул прожектор, выхватывая закутанную в плащ фигуру, и оглушительная барабанная дробь прокатилась по залу. Девушка вскинула руки вверх, сильным движением руки сорвала плащ и, оставшись в лёгкой набедренной повязке, отбросила его в сторону. Под все убыстряющийся темп начался танец. Казалось, всё её упругое тело дрожит и переливается в этом сумасшедшем ритме. Когда ударные достигли своего пика, ее стройные ноги оторвались от пола и она мгновенно исчезла из света прожектора. Выстрелили ещё два разноцветных луча, пытаясь поймать фантастический танец. Девушка танцевала с такой страстью и с такой быстротой, что многие в зале до сих пор не успели ничего понять. Её длинные черные волосы искрились в свете прожектора, стройное гибкое тело буквально переливалось по сцене. Несмотря на бешеный темп, все её движения были совершенно плавными и законченными. Танец оборвался так же внезапно, как и начался. Вспыхнул свет.
 Девушка застыла, обратив руки и голову вверх, словно моля небеса о помощи. Её литая высокая грудь с крупными окружностями сосков судорожно вздымалась. Павел перевел дух и взглянул на стол. Ружена сидела, прикусив губу и глядя перед собой невидящим взглядом. У Дэна побелели костяшки пальцев.
 За столиком у сцены опять раздался металлический лязг Павел уже догадался, что это такое. Один из компании готовил браслет. Девушка тем временем быстро прошла за кулисы. Южане поднялись и исчезли за служебной дверью. Люди в зале, основательно набравшись, сновали, лениво поругиваясь, к бару, туалету и обратно.
— Пора нам, наверное, размяться, Пол? Как ты считаешь?

Павел кивнул. Дэн прилепил жвачкой к поверхности стола пятьдесят долларов и направился к служебной двери. Попав в коридор и минуя гримерную, они повернули направо. Коридор заканчивался тупиком. За углом, прислонясь к стене, стояли двое мужчин. Один, покрупнее, перекатывал в губах сигарету. Другой, худощавый, держа руки в карманах, стоял напротив. Ещё двое стояли в глубине тупика. Черноволосый толстяк, склонившись, защелкивал наручники на руках девушки, другой готовил шприц. Появление Дэна и Павла не произвело никакого впечатления. Здоровый выплюнул сигарету:
— В чем дело, янки, валите домой.
— Что-то я не чувствую должного восторга от нашего присутствия, — неторопливо проговорил Дэн.
— Если девушка уйдет с нами, — на чистом французском произнес Павел, — мы гарантируем вам ваше здоровье.
— Страшно так, что чуть штаны не замочил, — заржал худощавый. Он, внезапно, выдернул руку и щелкнул ножом. Не успела пружина вытолкнуть лезвие, как Павел припечатал его ногой к стене, правой рукой одновременно рубанув здорового по горлу. Тот хрюкнул и завалился Дэну в ноги. Любитель холодного оружия рванулся в сторону, пытаясь достать Павла ножом. Тем временем Дэн буквально раздробил грудную клетку третьему, затем, вытащив из ослабевших пальцев шприц, всадил ему в бок. Повернувшись к толстяку, Дэн увидел зрачок пистолета.
— Отпусти девушку, пока я не оторвал тебе руку, ублюдок, — хриплым голосом проговорил он. С побелевшим от страха лицом, тот нажал на спуск. В грохоте выстрелов два кровавых пятна расползлись по рубашке Дэна. Чертыхнувшись, он отвел пистолет, вывернул и с хрустом сломал толстяку руку. Сорвавшийся звериный вопль Дэн оборвал, раскрошив ему челюсть. Павел перевернул обмякшее тело, вытащил из кармана толстяка ключ и разомкнул наручники. Девушку, стоявшую в одной невесомой набедренной повязке, била крупная дрожь.
— Не волнуйся, Пат, всё будет хорошо, мы друзья, — набросив на её плечи свою белую куртку, проговорил Павел.
— Пора идти, скоро здесь будет полиция, — поторопил Дэн. Павел критически осмотрел Пат.
— Очень даже пикантно…
— А вот ты, дружок, оденешь вот это, — он вытряхнул верзилу из куртки и отдал её Дэну.

Выйдя из дверей стрип-бара, они, буквально наткнулись на автомобиль. За рулем сидела Ружена. Как только хлопнули дверцы, автомобиль рванул с места и, визжа тормозами, исчез за поворотом. Быстро мелькали неоновые всполохи Наполеоновского бульвара и проспекта Круассет. Скоро цветная рябь ночных огней набережной осталась позади. Вырвавшись за черту города, Ружена с такой силой выжала акселератор, что взятый напрокат старый «Скорпио», сам удивляясь своей прыти, взревел и ракетой понесся вперед. Павел скосил глаза на приборную панель.
— Полегче, девушка, мы ведь не космонавты, чтобы перегрузки отрабатывать.
— Я бы этих сукиных ублюдков на куски разорвала.
— За тебя это Дэн сделал. Кстати, о собаках. Есть анекдот. Один джентльмен рассказывает о своей собаке другому: "Всё понимает буквально с полуслова в, общем, такая же умная, как я". Другой помолчал, и говорит: "А, я — то думал, что хозяева всегда хвалят своих собак…"
 Ружена коротко рассмеялась.
— Неплохо, сам придумал?
— Нет, пьяные студенты Карлова университета.
— Не сходится, новое поколение пражских студентов выбирает не алкоголь, а пепси-чарт, извращенный секс и деньги.
— Довольно никчемная у них жизнь, — усмехнулся Павел.
— Павел, кончай трепаться, девчонке плохо, — с тревогой произнес Дэн.

Павел быстро обернулся на заднее сиденье. Среди коробок с всевозможными консервами и питейными радостями Патриция свернулась в комок рядом с Дэном. Её лицо неестественно серым пятном светилось в полумраке салона. Дэн, поддерживая её голову, тихо сказал, — Она вся холодная как лед, и пот какой-то липкий.
— Эти скоты, видимо, её постоянно на игле держали, — мрачно отозвался Павел.
— Ничего, уже скоро Антиб, а на корабле противоядие, я думаю, найдем, — приободрила их Ружена, — правда, придется её нести над морем.
— Я понесу, — быстро сказал Павел, — тем более, что пояс выдерживает только сто пятьдесят килограмм.
 Через три часа Ружена вышла из лаборатории. Дэн и Павел, колдовавшие над навимозгом, как по команде, одновременно посмотрели на неё.
— Всё в порядке, — ответила Ружена на их немой вопрос, — Мозг, синтезатор органики и её организм справились с болезнью. Пат спит, пульс в норме, дыхание ровное, цвет лица естественный и очень приятный, — Ружена устало опустилась в кресло.
— Не мешало бы и нам тоже отдохнуть, какая-то нескончаемая ночь.
— Мы уже, практически, закончили, — отозвался Дэн.
— И куда теперь? — поинтересовалась Ружена.
— Анды, тюрьма «Каменный мешок».

04

4
Top Mail.ru