Арт Small Bay

08

Мгла
Стивен Кинг

Глава 16

Пришла моя очередь спать, и про эти четыре часа я ничего не помню. Проснулся я уже во второй половине дня, испытывая ужасную жажду. Молоко начало скисать, но я все же выпил целую кварту.
Вскоре к нам с Билли и миссис Терман присоединилась Аманда. С ней пришел старик, предлагавший сходить за ружьем. Корнелл, вспомнил я. Эмброуз Корнелл.
– Как ты, сынок? – спросил он.
– Все в порядке. – Но я еще хотел пить, и у меня болела голова. И
самое главное, я боялся. Обняв Билли, я посмотрел на Корнелла и Аманду, потом спросил:
– Что нового?
– Мистер Корнелл беспокоится насчет этой миссис Кармоди. Я тоже.
– Билли, почему бы тебе со мной не прогуляться? – спросила Хэтти.
– Не хочу, – ответил Билли.
– Прогуляйся немного, Билли, – повысил я голос, и он с неохотой ушел.
– Миссис Кармоди продолжает мутить воду, – сказал Корнелл и посмотрел
на меня с какой-то особой старческой удрученностью. – Я думаю, мы должны прекратить это. Любым доступным способом.
– С ней уже более десяти человек, – добавила Аманда. – Это какая-то дикая религиозная служба.
– В самом деле? – спросил я.
– Только восемь, – поправил Корнелл. – Но она говорит непрерывно. Это
черт знает что.

Восемь человек. Это не так много. Но я понимал беспокойство, отразившееся на их лицах. Восьмерых вполне достаточно, чтобы сделать их самой большой моральной силой в супермаркете, особенно теперь, когда не стало Дена и Майка. И мысль о том, что самая большая моральная сила в нашей замкнутой системе внимает каждому слову миссис Кармоди об ужасах ада и чашах гнева господня, вызывала у меня чертовски сильную клаустрофобию.
– Она опять начала болтать о человеческих жертвоприношениях, – сказала Аманда. – Бад Браун подошел к ней и велел прекратить эти мерзкие разговоры в его магазине. Двое мужчин, что с ней теперь – один из них, кстати, Майрон Ляфлер, – сказали, чтобы он сам заткнулся, потому что, мол, это еще свободная страна. Он не заткнулся, и произошла... Ну, в общем, немного помахали руками, я бы сказала.
– Брауну разбили нос, – добавил Корнелл. – Они всерьез готовы на многое.
– Но не убийство же, в самом деле, – сказал я.
– Я не знаю, как далеко они зайдут, – мягко заметил Корнелл, – если
туман не развеется. Но я не хотел бы узнать. Я собираюсь отсюда дать ходу.
– Легче сказать, чем сделать. – Какие-то мысли зашевелились у меня в голове. Запах. Вот ключ к решению. Здесь, в магазине, мы были более менее в безопасности. Розовых тварей, как обычных насекомых, привлекал свет фонарей. Но чудовища побольше не трогали нас до тех пор, пока мы не высовывались. Бойня в аптеке произошла именно потому, что там оставили двери открытыми. В этом я не сомневался. То существо, или скажем, существа, что прикончили группу Нортона, по звуку казались огромными, как дом, но они не приближались к супермаркету. А это означало...
Мне срочно понадобилось переговорить с Олли Виксом. Я просто должен был с ним поговорить.
– Или я выберусь отсюда, или погибну, – сказал Корнелл. – Я не собираюсь тут жить все лето.
– Четверо уже покончили с собой, – неожиданно произнесла Аманда.
– Что? – первая мысль, пришедшая мне в голову вместе с чувством
полувины, была о том, что тела солдат обнаружены.
– Снотворное, – коротко ответил Корнелл. – Я и еще несколько человек отнесли тела на склад.
Я чуть не засмеялся, подумав, что скоро у нас там будет настоящий морг.
– Уже темнеет, – ответил Корнелл. – Я хочу убраться отсюда.
– Вы не доберетесь до своей машины, поверьте.
– Даже до первого ряда? Это ближе, чем до аптеки.

Я не ответил. Время еще не подошло.
Примерно через час я нашел Олли у пивного охладителя. Он пил пиво с
бесстрастным лицом, но тоже, похоже, наблюдал за миссис Кармоди. Старуха не знала усталости. И она действительно снова обсуждала человеческое жертвоприношение, только теперь ей никто не советовал заткнуться. А некоторые из тех, кто еще днем требовал, чтобы она замолчала, сегодня или были с ней, или по крайней мере охотно слушали. Других оставалось все меньше.
– К завтрашнему утру она сможет их уговорить, – заметил Олли. – Может быть, нет, но если это случится, кого, ты думаешь, она выберет?
Бад Браун перешел ей дорогу. Аманда. Тот человек, что ее ударил. И конечно, я.
– Олли, – сказал я. – Думаю, с полдюжины человек могут отсюда выбраться. Не знаю, как далеко мы уедем, но по крайней мере мы выберемся.
– Как?
Я выложил ему свой план. Ничего сложного я не предлагал. Если бегом
броситься к моему «скауту» и всем быстро забраться внутрь, они не успеют ничего учуять. Во всяком случае, если закрыть окна машины.
– Но, предположим, их привлечет какой-нибудь другой запах? – спросил Олли. – Например, выхлопные газы?
– Тогда нам крышка, – согласился я.
– Движение, – сказал он. – Движение машины в тумане тоже может
привлечь их, Дэвид.
– Я не думаю. Без запаха жертвы они не нападут. Я действительно думаю, что в этом все дело.
– Но ты не уверен...
– Нет. Не уверен.
– Куда ты собираешься ехать?
– Сначала домой. За женой.
– Дэвид...
– Ладно. Проверить... Убедиться...
– Эти твари могут быть везде, Дэвид. Они могут напасть на тебя, как
только ты выйдешь из машины.
– Если это случится, «скаут» – твой. Я только прошу, чтобы ты позаботился о Билли как и сколько можешь.

Олли допил пиво и бросил банку в охладитель, где она со звоном упала на гору других пустых банок. Рукоять револьвера, который ему дала Аманда, торчала у него из кармана.
– Значит, на юг? – спросил он, глядя мне в глаза.
– Да, видимо, – сказал я. – Надо двигаться на юг и пытаться выбраться
из тумана. Изо всех сил пытаться.
– У тебя много бензина?
– Почти полный бак.
– Тебе не приходило в голову, что выбраться будет невозможно? Что,
если это самое, с чем они там экспериментировали в проекте «стрела», перетянуло весь наш район в другое измерение с такой же легкостью, как люди выворачивают носок наизнанку?
– Приходило, – ответил я. – Но единственная альтернатива всему этому – сидеть и ждать, кого миссис Кармоди выберет на почетную роль.
– Ты думал отправиться сегодня?
– Нет, сейчас уже поздно, а эти твари как раз ночью становятся
активными. Я думал отправиться завтра утром, очень рано.
– Кого ты хочешь взять?
– Тебя, Билли, Хэтти Терман, Аманду Дамфрис. Этого старика Корнелла и
миссис Репплер. Может быть, Бада Брауна тоже. Это уже восемь, но Билли может сесть к кому-нибудь на колени, и мы немного потеснимся.
Олли ненадолго задумался.
– О'кей, – сказал он наконец. – Давай попробуем. Ты с кем-нибудь уже
говорил?
– Нет.
– Я советую тебе пока никому ничего не говорить. Часов до четырех
утра. Я приготовлю пакеты с продуктами под прилавком у кассы, ближайшей к выходу. Если нам повезет, сможем выскользнуть еще до того, как кто-нибудь что-нибудь заметит. – Взгляд Олли снова скользнул в сторону миссис Кармоди. – Если она обо всем узнает, то может попытаться помешать нам.
– Ты так думаешь?
Олли взял еще одну банку пива.
– Да, я так думаю.

Глава 17

Вторая половина дня – вчерашнего дня – прошла словно в замедленной съемке. Подползла темнота, снова превращая белый туман в грязно-желтый, и к половине девятого мир, оставшийся снаружи, медленно растворился в черноте. Вернулись розовые твари, бросаясь на окна и подхватывая розовых, вернулись твари-птицы. Что-то рыкало изредка в темноте, и один раз, незадолго до полуночи, раздалось долгое протяжное «аааррууууу...». Люди повернулись к черным стеклам с испугом и ожиданием на лицах. Примерно такой звук, наверное, издает самец-крокодил на болоте.
Все шло примерно так, как и предсказывал Миллер. К началу новых суток миссис Кармоди заполучила еще с полдюжины душ. Среди них оказался мясник мистер Маквей.
Миссис Кармоди разошлась не на шутку. Казалось, сон ей совсем не нужен. Ее проповедь – сплошной поток ужасов из Доре, Босха и Джонатана Эдвардса – продолжалась и продолжалась, неуклонно приближаясь к какому-то зловещему финалу. Ее сторонники что-то бормотали вслед за ней и раскачивались взад – вперед, как «истинно верующие» на сходке. Пустые глаза лихорадочно блестели. Они полностью отдались чарам миссис Кармоди. Около трех утра (проповедь все продолжалась, и те, кого она не интересовала, ушли в дальний конец магазина, чтобы там попытаться хоть немного уснуть) я увидел, как Олли положил пакет с продуктами на полку под прилавком ближайшей к выходу кассы. Через полчаса он добавил туда еще один пакет. Похоже, кроме меня, его действий никто не заметил. Билли, Аманда и миссис Терман спали, прижавшись друг к другу, у опустошенной секции колбас. Я присоединился к ним и погрузился в тревожную дремоту.

В 4.15 Олли меня разбудил. Рядом с ним стоял Корнелл, и глаза его блестели за стеклами очков.
– Время, Дэвид, – сказал Олли.
Я почувствовал, как в животе у меня нервно закололо, но это быстро
прошло. Я разбудил Аманду.
Ее зеленые глаза взглянули в мои.
– Дэвид?
– Мы хотим сделать попытку выбраться отсюда. Ты пойдешь с нами?
– О чем ты говоришь?
Я начал было объяснять, но потом разбудил миссис Терман, чтобы мне не
пришлось дважды повторять одно и то же.
– Эта твоя теория насчет запахов, – спросила Аманда, – пока просто догадка?
– Да.
– Для меня это не имеет значения, – сказала Хэтти. Лицо ее стало
бледным, и, несмотря на то, что ей удалось поспать, под глазами темнели большие пятна. – Я готова на все, чтобы только снова увидеть солнце.
«Только бы снова увидеть солнце». Я вздрогнул. Она очень близко угадала суть моих собственных страхов, то чувство почти полной обреченности, что охватило меня, когда я увидел, как щупальца выволокли Норма через загрузочную дверь. Сквозь туман солнце казалось тогда маленькой серебряной монеткой, словно мы были на Венере.
Страх вызывали не чудовища, подстерегающие нас в тумане. Мой удар ломиком доказал, что они не бессмертные монстры из книг Лавкрафта, а всего лишь обычные уязвимые существа. Дело было в самом тумане, который отбирал силу и лишал остатков воли.
«Только бы снова увидеть солнце». Хэтти права. Одно это стоит того, чтобы пройти через ад.
Я улыбнулся Хэтти, и она неуверенно улыбнулась в ответ.
– Да, – сказала Аманда. – Я тоже.
Я начал осторожно будить Билли.

Глава 18

– Я с вами, – коротко ответила миссис Репплер. Мы собрались у мясного прилавка. Все, кроме Бада Брауна. Он он поблагодарил нас за предложение, но отказался, сказав, что не может оставить магазин, потом добавил, на удивление мягким голосом, что не осуждает Олли за его уход.
От белых эмалированных ящиков начало тянуть неприятным сладковатым запахом, напомнившим мне случай, когда во время нашей недельной поездки на мыс у нас испортился морозильник. Может быть, этот запах протухающего мяса и погнал мистера Маквея в команду миссис Кармоди.
– ...искупление! – продолжала она свою проповедь. – Сейчас мы должны думать об искуплении! Бог покарал нас! Мы наказаны за то, что пытались проникнуть в секреты, запрещенные богом древних! Мы видели отвратительные кошмары! Когда все это кончится? Что остановит это?
– Искупление! – орал старый добрый Майрон Ляфлер.
– Искупление... искупление... – шептали неуверенно остальные.
– Я хочу услышать, что вы действительно верите! – кричала миссис
Кармоди. Вены вздулись у нее на шее, словно канаты. Голос ее сел, охрип, но все еще сохранял властную силу, и я подумал, что эту силу ей дал именно туман. Силу и способность затуманивать голову людям. Туман, отобравший у всех нас силу солнца. До этого она оставалась просто несколько эксцентричной старой женщиной с антикварным магазином в городе, где полно антикварных магазинов.
– И_с_к_у_п_л_е_н_и_е_! – закричали они все хором.
– Искупление, да! – лихорадочно кричала миссис Кармоди. – Искупление
разгонит туман! Искупление сметет этих чудовищных монстров! Искупление снимет завесу тумана с наших глаз и позволит увидеть! – Голос ее стал чуть тише. – А что есть искупление по библии? Что есть единственное средство, снимающее грех в глазах и разуме всевышнего?
– Кровь.

На этот раз меня всего затрясло: еще чуть-чуть, и у меня, наверное, зашевелились бы волосы. Слово это произнес мистер Маквей. Мясник мистер Мквей, который резал мясо в Бриджтоне еще в ту пору, когда я был ребенком. Мистер Маквей, принимающий заказы и режущий мясо в своем запачканном белом халате. Мистер Маквей, чье знакомство с ножом было очень долгим. И с топором тоже. Мистер Маквей, который лучше других поймет, что средство для очищения души вытекает из ран на теле.
– Кровь... – шептали они.
– Папа, я боюсь. – Билли крепко сжал мою руку. Лицо его вытянулось и
побледнело.
– Олли, – сказал я, – по-моему, нам пора уходить из этого дурдома.
– О'кей, – согласился он. – Пошли.
Олли, Аманда, Корнелл, миссис Терман, миссис Репплер, Билли и я
неплотной группой двинулись ко второму проходу к дверям. Было уже без четверти пять, и туман снова начал светлеть.
– Ты и Корнелл берите пакеты, – сказал Олли, обращаясь ко мне.
– О'кей.
– Я пойду первым. У «скаута» четыре дверцы?
– Да.
– Отлично. Я открою дверцу водителя и заднюю с одной стороны. Миссис
Дамфрис, вы удержите Билли на руках?
– Я не слишком тяжелый? – спросил Билли.
– Нет, милый.
– Вы с Билли забирайтесь вперед, – продолжал Олли. – К
противоположной дверце. Миссис Терман вперед в середину. Ты, Дэвид, за руль. А остальные...
– Куда это вы собрались? – спросила вдруг миссис Кармоди.

Она остановилась рядом с кассой у входа, где Олли спрятал продукты.
Брючный костюм ее вызывающе желтел в полумраке. Всклокоченные волосы дико торчали во все стороны, как у Эльзы Ланчестер в «Невесте Франкенштейна». Глаза ее горели, а за спиной, загораживая двери, стояли человек 15. И все они выглядели так, словно только что выбрались из машины, потерпевшей аварию, или увидели летающую тарелку, или на их глазах дерево вытащило из земли корни и пошло.
Билли прижался к Аманде, уткнувшись лицом в ее щеку.
– Мы уходим, миссис Кармоди, – сказал Олли необычайно мягким голосом.
– Пожалуйста, не задерживайте нас.
– Вы не можете уйти. Там смерть. Вы что, до сих пор не поняли?
– Вам никто не мешал, – сказал я, – и мы хотели бы, чтобы к нам
отнеслись так же.
Миссис Кармоди наклонилась и безошибочно нашла пакеты с продуктами, с самого начала, должно быть, догадываясь о наших планах. Она вытащила их с полки, и один пакет сразу разорвался, и консервные банки посыпались на пол. Другой пакет она грохнула об пол, и газированная вода с шипением растеклась во все стороны.
– Вот такие люди виновны в том, что случилось! – закричала миссис Кармоди. – Люди, которые не желают склониться перед волей всемогущего! Грешники в гордыне, надменные и упрямые! Из их числа должна быть выбрана жертва! Их кровь должна принести искупление!
Поднявшийся одобрительный ропот будто пришпорил ее. Она впала в неистовство и, брызжа слюной, закричала:
– Нам нужен мальчишка! Хватайте его! Хватайте! Нам нужен мальчишка!
Они бросились к нам, впереди всех с каким-то радостным блеском в
пустых глазах бежал Майрон Ляфлер. Мистер Маквей – сразу за ним. Лицо его было неподвижно и бесстрастно.
Аманда отшатнулась назад, еще крепче прижав к себе Билли, обнявшего ее за шею, и испуганно взглянула на меня.
– Дэвид, что мне...
– Обоих хватайте! – кричала миссис Кармоди. – Девку его тоже
хватайте!
Будто апокалипсическое воплощение желтой и мрачной радости, миссис Кармоди запрыгала на месте, все еще держа накинутую на руку сумку.
– Хватайте мальчишку! Хватайте девку! Обоих хватайте! Хватайте всех!
Раздался короткий звук выстрела.

И все замерли, словно балующиеся дети в классе, когда вдруг входит учитель и резко хлопает дверью. Майрон Ляфлер и мистер Маквей остановились примерно в десяти шагах от нас, и Майрон неуверенно оглянулся на мясника. Тот не ответил на его взгляд и даже, кажется, не понял, что Ляфлер рядом. На лице мистера Маквея застыло то самое выражение, что я слишком часто замечал у людей за последние два дня: его разум не выдержал.
Тут Майрон попятился, глядя на Олли Викса расширившимися испуганными глазами, потом бросился бежать, в конце прохода поскользнулся на банке, упал, поднялся и затем скрылся где-то в дальнем конце магазина.
Олли замер в классической стойке для стрельбы, сжимая револьвер обеими руками. Миссис Кармоди продолжала стоять у ближайшей к выходу кассе, схватившись за живот покрытыми пигментными пятнами руками. Кровь текла у нее между пальцами и капала на желтые брюки.
Рот ее открылся и закрылся. Потом еще раз. Она попыталась что-то сказать, и наконец ей это удалось.
– Вы все умрете там, – произнесла она и медленно упала вперед. Сумка соскользнула с руки и ударилась о пол, рассыпав содержимое. Завернутый в бумагу цилиндрик выскочил из сумки, прокатился по полу и задел мой ботинок. Не задумываясь, я наклонился и поднял его. Оказалось, что там какие-то таблетки, и я тут же выкинул их.
«Конгрегация», лишенная своего центра, начала пятиться и распадаться. Люди расходились, не отрывая взглядов от лежащей фигуры и расползающегося из-под нее темного пятна.
– Ты убил ее! – крикнул кто-то испуганно и зло. Однако никто не сказал, что она хотела сделать тоже самое с моим сыном.
Олли все еще стоял в той же позе, но теперь губы его дрожали. Я тронул его за плечо.
– Олли, пойдем. И спасибо тебе.
– Я убил ее, – хрипло произнес он. – Я в самом деле убил ее.
– Да, – сказал я. – Именно за это я тебя и поблагодарил. А теперь
пойдем.
Мы снова двинулись к выходу. Избавленный стараниями миссис Кармоди от пакета с продуктами, я смог взять Билли на руки. У двери мы на мгновение остановились, и Олли сказал низким сдавленным голосом:
– Я не стал бы в нее стрелять, Дэвид, если был бы какой-нибудь другой выход.

08

8
Яндекс.Метрика