ArtLine

Федотов Павел Андреевич
Картины Часть 2

Портрет художника Павла Федотова

В академических классах императорской Академии художеств, под руководством профессора Зауервейда, тоже, по-видимому, сомневавшегося в его таланте, Федотов изучал батальную живопись. Профессор требовал рутинной компоновки, той вылощенности и вылизанности в изображении солдат, какой требовало их начальство на майских парадах. Федотову все это было не по сердцу, и дома он отводил душу, изображая самые обыденные жанры, освещенные самым добродушным юмором автора. Чего не поняли Брюллов и Зауервейд, то понял Иван Андреевич Крылов – эта чисто славянская лениво-мощная натура. Он случайно увидел эскизы молодого живописца и, несмотря на всю свою лень, даже написал художнику письмо, убеждая оставить навсегда лошадок и солдатиков и приняться за настоящее дело – за жанр. Один художник чутко угадал другого; Федотов поверил баснописцу и бросил Академию.

Федотов Разборчивая невеста
Разборчивая невеста, 1847, Третьяковская галерея
Федотов Флуг Егор
Флуг Егор Гаврилович, 1848, Русский музей
Федотов Свежий кавалер
Свежий кавалер, 1848, Третьяковская галерея

В 1847-1848 году живописцем была написана первая картина, которую Федотов решился представить на суд профессоров. Картина эта называлась "Свежий кавалер". Утро чиновника, получившего первый крестик и представляла чиновника, еле опомнившегося после пирушки, данной им по случаю получения ордена. Сам чиновник изображен в убогом халатике, с головой, завитой в папильотки, необутым и пререкающимся с кухаркой, которая показывает ему проносившиеся подошвы его сапог. Под столом виден один из вчерашних гостей, спросонья наблюдающий за домашней сценой.

В общей композиции чувствуется прямое влияние английских жанристов, особенно в трактовке сюжета. Еще более последнее влияние чувствуется на другой картине "Разборчивая невеста", написанной на текст известной басни Крылова. В этих произведениях не могли не признать истинного таланта даже такие ярые поклонники монументальной живописи, как Брюллов, и советовали Федотову продолжать занятия в том же направлении.

Федотов Сватовство майора
Сватовство майора, 1848, Третьяковская галерея
Федотов Жена-модница
Жена-модница (Львица), эскиз, 1849, Третьяковская галерея
Федотов Портрет архитектор
Портрет архитектора, 1849, Государственный Русский музей

На выставке 1849 года впервые появились и эти две картины, и новая, гораздо более совершенная – "Сватовство майора". За последнюю картину художника удостоили званием академика. Публика с нескрываемым удивлением и восторгом стояла перед этими картинами: это было новое откровение, новый мир, открытый художником.

До сих пор русская жизнь, как она есть, во всей ее реальной откровенности, не появлялась еще в живописи. Картина Павла Андреевича Федотова была написана в тех красках, в каких Гоголь писал свою "Женитьбу", опередив на несколько лет Островского с его высокохудожественными образами из московской купеческой жизни.

Федотов Офицер и денщик
Офицер и денщик, 1850, Государственный Русский музей
Федотов Портрет Федор Яковлев
Федор Евдокимович Яковлев, 1850, Третьяковская галерея
Федотов Анкор
Анкор, еще анкор! (незавершено) 1851, Третьяковская галерея
Федотов Портрет Крылов
Портрет Крылова Сергея Сергеевича, 1851, ГРМ
Федотов Демонкаль Ольга Ивановна
Демонкаль Ольга Ивановна, 1852, Русский музей
Федотов Крылова Мария Ивановна
Крылова Мария Ивановна, 1852, Русский музей

Центр картины занимает невеста, одетая в широкое кисейное платье 1840-х годов, кинувшаяся из комнаты при известии, что приехал жених. Мать, одетая по-купечески, в шелковом повойнике, поймала ее за платье; старик отец наскоро запахивает свою сибирку; ключница, нянька и горничная суетятся у закусочного стола. Сваха в шелковом шугае, с неизбежным платочком в руках, стоит в дверях, оповещая о женихе. Сам жених виден в открытую дверь: это бравый усатый майор, в котором отчасти можно уловить черты лица самого художника. Равнодушным к общему переполоху остается только котенок, занимающий самый первый план картины и беззаботно умывающийся на паркете купеческой гостиной.

Такой же огромный, если не больший, успех имела эта картина в Москве. Она принесла художнику и материальное благосостояние, но, к сожалению, судьба слишком поздно пришла на помощь художнику. Федотов мечтал поехать в Лондон и учиться у тамошних жанристов, но недуг уже гнездился в нем и подтачивал его жизнь. Напряженная нервная жизнь и несчастная влюбленность содействовали развитию в нем тяжкой психической болезни.

Картины Павла Федотова Часть 1 ►

Картины Павла Федотова Часть 2 ►

Акварели и рисунки Павла Федотова ►

Giovanni Battista Tiepolo