Арт Small Bay

14

На линии небес и подземелья
Валерий Власов

Глава 14. Нейтрализатор. Тайны древнего Тибета. Дыра Смерти.

Скранч спустился на поверхность планеты на десантной шлюпке вместе с новым отрядом спецдесанта. Безжизненные каменистые зубцы плато встретили их холодом и молчанием. Хаос выкрошенных скал и разрушенного базальта дополнял штормовой ветер. Низкие мрачные тучи цеплялись за вершины соседних гор, временами сбрасывая на плато клубы твердой снежной пыли, сметаемой порывами урагана. От поверхности одного из скальных обломков отделился трехметровый каменистый кусок и пошел им навстречу, по пути светлея и трансформируясь в сферу-оболочку десантника. Когда он приблизился ближе, Скранч узнал через прозрачную пленку защитного поля командира десантников.
– Отключите поле капсулы, Джорг, – сказал Скранч, приняв рапорт. – Если к смене готовы, пройдемте в пещеру.
Стоящий рядом командир нового спецдесанта Ртоул обменялся с Джоргом рукопожатием. Скранч оглянулся назад. Шлюпка превратилась в кусок скалы, а прибывший отряд десантников можно было заметить только по дрожащему мареву защитного поля.
– Готовы, коммодор. Прошу.

Скранч решил сам просмотреть на месте дислокацию спецдесанта и обстановку в районе Нейтрализатора. Он не сомневался в профессионализме десантников, которых знал многие годы. Эти отряды спецдесанта он сам отобрал и вызвал для проведения операции. Одной из причин (и в глубине душе Скранч признавал ее основной) его инспекции явилось желание вырваться из удушливой атмосферы нервозности, подозрительности и страха, созданной на крейсере и галапатрулях Квальски. К коммодорам галапатрулей адмирал относился высокомерно и надменно, старших офицеров третировал, младший персонал кораблей и крейсера считал своими личными лакеями. И самое плохое, что изменилось отношение доверия и взаимовыручки между людьми, стиль Квальски стал укореняться. Одни из офицеров, похитрее, стали проявлять ненужное рвение, подчеркивая свои достоинства и обязательно докладывая о недостатках в работе других. Другие, поглупее и поподлее, приняли стиль адмирала за правило, и стали относиться к своим подчиненным с такой же брезгливостью и надменностью как Квальски.Третьи откровенно восхищались Квальски, не считая нужным скрывать своего подобострастия. Только небольшая часть настоящих профессионалов, людей знающих и опытных, оставались верны своим принципам. «Атмосфера страха заставляет людей проявлять свою истинную суть. Квальски большой подлец, но ведь не дурак, и должен понимать, что все происходящее только губит дело», – думал Скранч, неторопливо обходя скалу, до самого верха исписанную священными заклинаниями. Он хотел немного развеяться на поверхности планеты от адмиральских истерик и угроз. Скалу прорезала глубокая трещина, вход в которую заслоняли древние шесты с обрывками молитвенных лент и хвостов яков. Джорг легко выдернул один из шестов.
– Прошу, коммодор.

Они стали спускаться по древним вырубленным в скале ступенькам. Сухой холодный воздух пещеры успокаивающе коснулся их лиц. Стало темно и Джорг, шедший впереди, включил мягкий свет своей капсулы. Ступеньки быстро кончились и теперь они шли по каменистой дороге, уходящей вглубь гор. Стены пещеры то сужались, то расширялись, но несмотря на неровности и извилины, в проходе свободно могли разминуться три человека. Путь к Нейтрализатору представлял собой лабиринт из системы гротов и пещер, связанных между собой запутанными проходами. Специалисты Армады еще тысячи лет назад обследовали весь лабиринт, и теперь Джорг вел их по кратчайшему и единственно верному пути. Несмотря на защиту, Скранч ощутил, что стало заметно холоднее. «Представляю, что испытывали земляне, пытаясь разгадать тайну лабиринта. Здесь можно бродить не один месяц, причем почти не повторяя маршрут», – подумал он. Стало светлее, сталактитовые своды заиграли робкими сине-зелеными красками. Карстовые натеки отбрасывали свет на каменные своды. Джорг выключил свет.
– Природное явление, коммодор. После половины пути пещера начинает сама себя освещать. Когда глаза привыкнут, можно видеть достаточно хорошо, – сказал Джорг.
– Это задумка Прахейцев?
– Нет, коммодор, працивилизация не при чем, в горных пещерах Тибета такое встречается. Я специально запрашивал у Мозга всю информацию по Тибету перед высадкой. По мере продвижения вглубь пещеры от стен откалывались каменные куски. Это были люди Джорга, контролирующие участки пути к Нейтрализатору. Они сноровисто и профессионально менялись дежурством с вновь прибывшими десантниками. Вмешательства командиров десанта для смены не требовалось и даже явилось бы унизительным как для командиров, так и для подчиненных. Они были профессионалами и привыкли доверять друг другу. «Джорг еще не знает, что его ждет впереди. Квальски из него всю душу вытряхнет, будет сутки допрашивать, а в конце концов обвинит в некомпетентности. Ведь результат дежурства его спецдесанта нулевой», – подумал Скранч.

Гротов и переходов по пути становилось все меньше и меньше. Каменные своды сдвинулись, проход стал вдвое уже. Дорога глубокой спиралью пошла вниз. Однако мерцание стен не угасло, а еще больше усилилось. Впереди неясными контурами стал проступать небольшой грот.
– Предпоследний грот, коммодор. Скоро будем у цели. На своде грота ясно высветился высеченный в камне и подкрашенный киноварью конь, несущий на себе белый огонь.
– Что он несет, Джорг?
– Самтаху – лучезарное сияние, исполняющее все желания. Это счастливый символ по буддийским верованиям. Кто-то из землян оставил после себя память.
– Земляне часто спускались к Нейтрализатору?
– Несколько тысячелетий назад вероятно нашлось достаточно смельчаков, которым довелось видеть Нейтрализатор. Повредить его они не могли. Вы ведь знаете, коммодор, для гуманоидов несколько минут пребывания рядом с Нейтрализатором приводит к сумасшествию, а прикосновение – к смерти, – сказал Джорг.
– Полторы тысячи лет назад специалисты Армады поставили защиту, теперь никто из землян не найдет прохода в лабиринте.
 Скранч не хуже Джорга знал лабиринт и окружавшие земной Нейтрализатор гроты, знал историю поиска и охраны Нейтрализаторов на всех ста семнадцати планетах Цитадели. Он спрашивал Джорга только лишь, чтобы отвлечься и скрасить пустоту молчания. Они остановились в центре предпоследнего грота. Неровные стены и закопченный, окутанный каменной паутиной свод были покрыты изображениями ужасающих сцен. Когти и клыки окровавленных монстров терзали обезумевших, несчастных людей, отвратительные существа пожирали младенцев, крылатые демоны несли в клювах-зубах куски гнойной, человеческой плоти, в оскаленных черепах мертвых копошились клубки змей, и повсюду из раскрошенных голов, тел и черепов пенилась и проливалась тяжелая кровавая масса. На ветхом и пыльном алтаре, напрочь разрушенном временем, матово отливала патиной древняя бронза. Над алтарем склонились изображения тантрических охранителей. Скранч узнал Раджнуи в облике аистоголового Маргхуна, повергнувшего монстра с бычьей головой, Шамчора, попиравшего омерзительных гадов, многоликого и шестирукого Гашиху, застывшего в страстных объятиях с шакти.
– Юдамгханг – святилище темных духов, – произнес Ртоул.

Скранч кивнул. Заметив циклопические ступени, ведущие вверх, он стал подниматься из грота. Остановившись на полпути, сказал: "Ваши последние посты здесь. Заканчивайте со сменой дежурства. Я побуду возле Нейтрализатора один".
 Он быстро преодолел десяток мегалитических плит, и пройдя небольшой темной пещерой, вошел в грот-хранилище Нейтрализатора. После полумрака лабиринта в глаза ударил свет буйства фантасмагорических красок. Стены небольшого грота переливались сотнями причудливых разноцветных огней. У дальней стены грота стояла невысокая, в человеческий рост, каменная колонна. Основание колонны пульсировало будто живой организм, волнообразно переливаясь и сокращаясь к вершине. Колонну венчал черный матовый шар полуметра диаметром, испускающий мягкий свет. Все это вместе и колонна, и сфера – и являлось Нейтрализатором или просто выключателем Геоконцентратора этой планеты. Скранч не стал включать защиту своей капсулы, он знал, что на расстоянии, чуть большем трехкратной окружности сферы, Нейтрализатор вреда людям не причиняет. Он опустился на пол пещеры недалеко от колонны, сев в полулотосе перед кругом, высеченном в камне людьми много тысяч лет назад. Сухой неподвижный воздух пещеры окутал лицо. Колонна находилась в пещере сотни тысяч лет, исправно функционировала и была предназначена только для единственной цели – уничтожения Геоконцентратора планеты и вместе с ним псиэнергетического барьера части границы Галактики.

Знания о Нейтрализаторах Цепи Цитадели, созданной Працивилизацией или Прахейцами, совершенно случайно стали известны народу Таэр около четырех тысяч лет назад и владели этими знаниями теперь только люди Армады. Скранч знал, что Нейтрализатор не поддавался никакому анализу, его нельзя было сканировать, просветить рентгеном, нельзя было ничем уничтожить. Его можно было просто выключить, рукой сбросив шар с пьедестала. Но для этого мозг человека должен был сначала справиться с наступающим сумасшествием при приближении к колонне, затем мозг должен был победить свою собственную смерть при прикосновении к шару человеческой руки. Скранч смотрел на шар и видел глазами мальчишки свою родную планету. Спиральные возвышенности и бескрайние круги небес с тремя непохожими солнцами словно касались его ощущений, наполняя их вещим смыслом, и что-то тайно нашептывали растрево­женной, жаждущей близкого откровения душе. Нашептывали, что лишь прозрение, если есть на то благословение Великого Архитектора, является той дорогой, по которой проникает в душу послание вечности. Слияние видений своего детства с приобретенной мудростью познания жизни, с переливающимся светом пещеры и излучением матовой сферы застыло хаотическим совершенством. Все пришло в равновесие и замкнулось в себе, вместе с тем не имея границ. Скранч ощутил себя ничтожнейшей частицей Вселенной и одновременно неотъемлемой частью Великого целого. Он очнулся внезапно, не зная сколько времени провел у колонны. Чувствовал он себя легко и свободно. Словно повязка с глаз, с мыслей и чувств исчезла пелена догм и предписаний. Скранч решительно поднялся и бросив прощальный взгляд на Нейтрализатор вышел из грота. Спустя полтора часа десантники уже находились в карантине на крейсере «Акона», а Скранч на борту своего корабля.


* * *

Они вновь сидели у костра. Равнодушно и мерно шумел океан. На небе стали загораться знакомые и незнакомые созвездия, пролег Млечный Путь. Луна пошла на убыль, исчезла в облаках, потом снова родилась и начала прибывать. В лесу резвилась ночная жизнь. Фернандо оживил мерцающее пламя костра, подбросив сучья и листьев. На корабле этой ночью дежурила Шин Ли, остальные после многочасовых сеансов локаций решили выбраться на берег.
– Ничего по Евразии, а это самый большой континент, – нарушил молчание Дэн.
– Самый большой и самый заселенный.
– Не спорь, плотность заселения сама видела, – ответил Фернандо Ружене, – вполне достаточно участков, где вообще не ступала нога человека.
– Все-таки, почему они охраняют пещеру? Значит они что-то видят?
– Скорее всего. Наверное в пещере специальная голографическая проекция устройства, которое в Пестрых Мирах и Армаде считают Нейтрализатором Геоконцентратора.
– Если это голографическая картинка, то они бы это давно распознали. Что-то здесь не так, – сказала Пат.
– Так я и говорю, специальная. Допустим, когда никого нет – это голограмма. Когда на нее смотрят, или зондируют, сканируют, в общем исследуют, она материализуется.
– Ружена, фантастика этажом выше.
– Да, все, что с нами происходит – фантастика.
– Ну, это как-то реально и осязаемо, – пожал плечами Дэн, – подчиняется физическим законам наконец. А ты полагаешь, что Нечто материализуется из вакуума, когда на его голограмму падает чей-то взгляд. А откуда тогда появляется голограмма? На что должен падать взгляд? В пещере и вокруг на тысячи километров нет никаких других инопланетных устройств. Получается какая-то замкнутая бессмыслица.

Они ненадолго замолчали.
– Гипотеза Ружены имеет право на существование. Надо обдумать, – сказал Фернандо, вновь подбрасывая сучья в костер, – если учитывать, что все это создано Працивилизацией, то возможно ученые Армады и Пестрых Миров просто не знают таких физических явлений. Значит на планете Нейтрализатор находится в другом месте. А в Тибете он создает себе двойника, что – то вроде ложного аэродрома.
– То есть специалисты Працивилизации создали своего рода страховку, – кивнула Пат.
– А почему тогда десант Армады охраняет эту материальную голограмму, а наш локатор ее не видит? – рассуждающе спросил Дэн.
– Возможно в руках ученых Армады сразу оказалась информация о всех звездах, на планетах которых размещены Нейтрализаторы. Поэтому им и в голову не пришло производить повторные поиски устройств Працивилизации с орбиты при помощи нейтринного локатора. Они ограничились проверкой на месте. А ученым Пестрых Миров пришлось создавать нейтринный локатор для поиска с орбиты. Единичный нейтрино, как известно, проникает сквозь объект, не оставляя следа. Фиксация объекта происходит только вследствие взаимного искажения направленности нейтрино в пучке, – Фернандо произносил неторопливо, тщательно подбирая слова.

Он бросил оставшийся хворост в костер. Тот довольно затрещал, вспыхивая разноцветным огнем.
– В этом есть логика. Действительно, зачем искать в темной комнате черную кошку, если она сидит у тебя на плече. Может быть, что у Армады даже нет устройств глубинной локации, – усмехнулась Пат.
– Выходит то, что находится в пещере – очень тонкая и специфическая ловушка для очень умных людей. Для людей и существ не с этой планеты. Или для аборигенов, которые за несколько тысяч лет пройдут стремительный путь развития. С натяжкой, но принять можно, – согласился Дэн.
Ружена, облокотившись на его широкую спину, произнесла: "И еще, Павел как-то обмолвился, что «Лес» это пиратский корабль. Думаю, что он не пиратский, а скорее исследовательский, поэтому и не похож на корабли "Дуги" и "Креста".
– Ладно, принимаем это как рабочую гипотезу. Пойдем к Шин Ли, может она, что – нибудь еще подскажет. Да и поесть вообще-то не мешает, – сказал Фернандо. Когда они вошли в корабль, Шин Ли возилась в лаборатории.
– Как вкусно пахнет, – потянула носом Пат.
 Шин Ли выкатила в кают – компанию лабораторный столик, заставленный супницами и причудливыми фарфоровыми горшочками, изготовленными на синтезаторе Руженой.
– Как у нас дела? – не отрывая взгляда от стола, спросил Дэн. У него от ароматных запахов моментально разыгрался аппетит.
– Локатор отсканировал обе Америки. Пусто. А я пока приготовила обед.
– Что у нас сегодня? – чуть ли не хором спросили Пат с Фернандо.
– На первое суп из кальмаров. Горячее – отбивная из каракатицы под крокодиловыми яйцами. А на десерт, – голос Шин Ли стал торжественным, – поджаренные гигантские шипящие тараканы с Мадагаскара. Она ловко сняла крышку с большого блюда. На присутствующих, тараща выпуклые глаза, уставились омерзительные тараканы размером с мужскую ладонь и больше. Их бока, лапки и головы были покрыты аппетитной золотисто – поджаристой корочкой.
– О господи, – Дэн бессильно опустился в кресло.
– Да уж, – многозначительно протянул Фернандо и переглянулся с Пат.
– А тараканов – то ты где взяла? – брезгливо морщась, произнесла Ружена.

Шин Ли с минуту наслаждалась произведенным эффектом, потом, не выдержав, стала хохотать. Остальные с недоумением посмотрели друг на друга.
– Отбивные из местного кабана. Я его сегодня в лесу днем подстрелила, – сдерживая наконец смех, проговорила Шин Ли, – а тараканы – это печенье, такую форму я на синтезаторе, в ваше отсутствие придумала.
Спустя мгновения Фернандо, Ружена и Пат расхохотались.
– А суп? – недоверчиво спросил Дэн.
– А что суп? Суп в самом деле из кальмара.
– Пожалуй я обойдусь свининой и печеньем, – сказал Дэн.
– Что сказать, Шин Ли, купила ты нас классически. Когда ты только успела все, – пробуя тараканье крылышко, проговорил Фернандо.
– А много ли для этого надо? Кстати кабана очень удобно лазером разделывать, идеально ровные пласты мяса получаются.
– А отбивных больше не осталось? – спросил Дэн.
– В лаборатории, только теперь сам, ножками.

Дэн, не мешкая, отправился за добавкой.
– Дэн, захвати еще красного вина, – крикнула вдогонку Пат.
– Пат, надо немного перепрограммировать алгоритм поиска, – когда все перешли к вину с печеньем, негромко произнесла Шин Ли.
– Зачем?
– После Америк предлагаю проверить Антарктиду.
– А почему ты можешь сказать?
– Мне снятся белые пески.
– Как скажешь, могу поправить, – Пат пожала плечами. – Тогда я сейчас займусь Мозгом, а Фернандо тебе расскажет, что мы надумали.
 Пока Фернандо рассказывал, Дэн и Ружена открыли вторую бутылку вина и наперегонки уничтожали тараканов. Шин Ли все внимательно выслушала и после недолгого раздумья произнесла: "Вроде бы вырисовывается стройная картинка. А если Нейтрализатор расположен на другой планете?"
– Нет, этого не может быть, – заявил Дэн.
– Почему ты так уверен?
– Даже не хочу об этом думать.
– Очень доказательно. Ну, тогда будем считать это предположение маловероятным.
Из компьютерного отсека донесся крик Пат. Спустя мгновение появилась и она. Глаза ее блестели так же, как у Шин Ли, когда та предъявляла тараканов.
– Дэн! Фернандо! Налейте вина всем! Павел объявился!


* * *

Прозвучала мелодичная гамма. Голос Мозга произнес: "На связи с кораблем тяжелый катер «Черный Лес», планетные координаты 04’42’’14юш, 129’16’’34вд, безымянный атолл". Одновременно на обзорном экране из памяти Мозга появилось изображение атолла.
– Неплохо устроились, – сказал Павел Бьянке, расположившейся в соседнем кресле. – Мозг, переключи связь в кают – компанию.
– Связь включена, – ответил Мозг.
На экране появилось радостное лицо Пат.
– Павел, Бьянка! Папуасы рады видеть вас. Где вы пропадали столько времени? Мы уже не знали, что и думать. Переключаю экран на кают-компанию.
– У нас было романтическое путешествие. Я хочу представить вас Бьянке. Павел, заражаясь весельем, царившим среди друзей на атолле, познакомил всех с Бьянкой. В потертых джинсах и светлой широко распахнутой рубашке мужского покроя стройная полногрудая итальянка выглядела особенно привлекательно. Заметив среди друзей Шин Ли, Павел церемонно представился китаянке.
 Шин Ли, сложив по восточному обычаю ладони, опустила свои длинные ресницы, на мгновения скрыв озорной блеск черных глаз.«Тот еще сорванец, похлеще остальных будет», – подумал Павел.
– Вижу, вы даром время не теряете, – сказал он, намекая на бокалы вина в руках друзей. – Впрочем, когда Мозг уловил импульсы вашей связи мы тоже наполнили бокалы. Рассказывайте, что нового? О нас потом, мы на корабле «Креста» меньше суток. Павел и Бьянка слушали подробный рассказ Дэна, дополняемый приколами Пат, Ружены и Шин Ли, слушали обстоятельные рассуждения Фернандо, слушали их веселый гвалт и ощущали теплоту и радость, охватывающую близких людей при встрече после длительной разлуки и угнетающей неизвестности. «Вот и опять мы вместе, все-таки это просто необъяснимо здорово, что совершенно разные по воспитанию, образу жизни и характеру люди, люди, которые два месяца назад даже не знали о существовании остальных, могут быть так искренне рады друг другу», – думал Павел, слушая их голоса и всматриваясь в их лица.

– И, наконец, Павел, – сказал Дэн, отмахиваясь от женщин, мешавших ему говорить, – мне тебя искренне жаль. Ты не представляешь как великолепно готовит Шин Ли, жаль, что ты вместе со мной не можешь отведать ее блюд. Его слова потонули в бурном смехе, сотрясшем кают-компанию «Черный Лес».
– Хорошо, – сказал Павел, взглянув на уставшее лицо Бьянки. – Признаться мы слегка устали и не только от обилия информации. Давайте договоримся связаться завтра. Несмотря на то, что наша связь зашифрована и замаскирована под атмосферные помехи, искушать галапатрули не стоит. Пока мы с Бьянкой будем изучать корабль, вы продолжите сканирование. По поводу Нейтрализатора думаю, что он должен находиться на планете.
– Павел, а что было в том массиве информации, который ты уничтожил? – не давая ему договорить, спросила Пат.
– В навимозге – сведения о резервных кораблях Пестрых Миров на линии небес и подземелья, а в корабельном Мозге – гипотезы ученых Пестрых Миров о возможном нахождении Нейтрализатора и самой Цитадели с учетом использования резервных кораблей, – с едва уловимой усмешкой ответил Павел.
– Что это за линия такая? – протянул Дэн.
– Это просто. Эта линия – земля или планета Земля. А гипотезы были настолько нечеловеческими, что пришлось банк этих данных уничтожить.
– Почему?
– Иначе для их изучения и проверки нам себя пришлось бы обязательно раскрыть. В корабельном Мозге я оставил только минимум информации по резервным кораблям. Можете обо мне думать, что угодно, но я посчитал необходимым уничтожить эти данные еще в самом начале пути.
– Да, дружище, ты выглядишь самонадеянным, хитрожелтым узурпатором, – произнесла Ружена.
– Уверен, что если бы каждый из вас был первым, то каждый поступил бы также, – жестко ответил Павел.
 Пат пожала плечами, Дэн хмыкнул, по невозмутимому лицу Шин Ли ничего нельзя было прочитать.
– Павел прав, раз взялись за это дело, то конспирация была необходима, – после некоторого всеобщего замешательства сказал Фернандо.
– И поправка на дураков тоже, – ухмыльнулся Дэн. – Ладно, до завтра, не будем дразнить «диких гусей». Гаси связь, Пат. Павел с Бьянкой на прощание махнули ладонями друзьям. Экран мигнул и засветился привычной холодной картинкой кавказского звездного неба.
– Мне очень понравились эти люди, – сказала Бьянка, положив голову Павлу на плечо.
– Да и мы ничуть не хуже.

14

14
Яндекс.Метрика