Арт Small Bay

09

На линии небес и подземелья
Валерий Власов

Глава 9. Павел и Бьянка в Италии.

В старинные стены, сложенные еще во времена Брунелесски, навечно впитались запахи жареного мяса, специй и красного вина.  Бьянка стремительной походкой пересекла зал, кивнула бармену у стойки:
– Как всегда, Чезаре.
– Сейчас будет готово, сеньора.
 Бьянка уселась за столик, прикурила сигарету. Этот несколько мрачноватый миланский кабачок давно уже стал неотъемлемой частью ее жизни. В низком, со сводчатым куполом, зале, несмотря на менявшийся со временем интерьер, постоянно витал дух средневекового города. Старый бармен, Бьянка, да еще десяток постоянных завсегдатаев этого непритязательного кабачка чувствовали себя здесь как дома. Впрочем для бармена он и был домом. Чезаре жил здесь на втором этаже. Подошел молоденький официант. Затягиваясь, Бьянка рассеянно наблюдала за тем, как он менял скатерть. Подняв голову, Бьянка увидела как за спиной официанта возникла фигура человека среднего роста в дорогой кожаной куртке. Не став ждать пока официант закончит с уборкой, незнакомец бесцеремонно уселся за стол.

«Зачем ему защитные очки при таком слабом освещении?» – машинально отметила Бьянка, разглядывая этого человека.
– Позвольте, по какому праву? Я всегда одна обедаю за этим столиком, – Бьянка перевела взгляд на стойку. Чезаре отсутствовал.
– Извините за вторжение, – мягко улыбнулся незнакомец, – но, по-моему, лучше сейчас послушать новости. Он повернулся к телевизору. Официант, словно по команде добавил звук. На экране диктор торопливо сообщала о последних событиях. Ее прощальная улыбка сменилась фигурой представительного мужчины. Монотонную речь сопровождали наплывающие на экран фотографии.
– Эти люди обвиняются в убийстве двенадцати человек во Франции и Италии, взрыве самолета авиакомпании «Иберия» рейса Барселона – Рим – Стамбул, освобождении заключенных тюрьмы Боливии, при налете на которую погибло 17 человек, а также похищении и убийстве спикера парламента Франции. Предполагается совершение серии терактов членами этой группы в Европе, в частности в Италии, Франции, возможно и в других странах. Просьба ко всем гражданам, имеющим информацию о личностях террористов и их возможном местонахождении немедленно сообщить полиции. Сейчас вам зачитают ультиматум, распространенный членами этой группировки в средствах массовой информации.
– За последние сутки я это обращение уже выучила наизусть, – Бьянка перевела взгляд на незнакомца, безмятежно потягивающего принесенный официантом коктейль. Он подал ей бокал.
– Прошу Вас. Это Ваш «Камю». Вам ничего не кажется странным?
– В это время я пью кьянти. Легкая тень озабоченности пробежала по ее лицу и скрылась в глазах. Незнакомец поймал ее взгляд и неторопливо сняв очки, внимательно посмотрел на нее серо – голубыми глазами.
– Добрый вечер, Бьянка. Мое имя Павел.
– Всадник мчится прямо в пропасть, – пристально глядя на него, произнесла она, – ты ведь один из них, твое фото самое четкое. Лиц остальных почти не разобрать.
– Зачем же так мрачно? Думаю, всадник мчится через зиму к весне. В остальном ты права, за исключением того, что ты тоже входишь в число этих всадников.
  Он вновь пригубил коктейль. Несколько секунд Бьянка рассматривала его ничем не примечательное лицо. Взглянув на руки, увидела, что его левая рука подернута розоватой кожей, словно после недавнего ожога. И ощутила едва уловимый запах паленого мяса.
– Ты не итальянец, хоть и говоришь без акцента, – с сомнением сказала Бьянка.
 Павел кивнул.

«Сумасшествие, с утра выступление пресс – службы Интерпола, затем эти бесконечные повторы по телевидению. Теперь перед ней собственной персоной один из этих террористов. Странно он себя ведет», – глядя на Павла, думала Бьянка.
– Сошел с ума, парень, я к этим убийствам не имею никакого отношения.
– Весь мир скоро сойдет с ума. Павел посмотрел в сердито блестевшие зеленые глаза.
– А что касается этих людей, – он кивнул в сторону телевизора, – вся их вина в том, что они пытаются противостоять некоей силе, внезапно объявившей на них всепланетную охоту. Ведь даже Вам, Бьянка, опытному журналисту до сих пор ничего не было известно об их чудовищных преступлениях и намерениях, не так ли?
 Бьянка зябко повела плечами. Чувство легкой тревоги, охватившее ее некоторое время назад, усилилось и его уже нельзя было назвать легким. Однако странность заключалась в том, что интуиция подсказывала ей довериться этому человеку. Долгий журналистский опыт приучил ее к мысли, что случайность и закономерность событий – две стороны одной медали под названием судьба или жизнь. И если чему – то суждено было случится, не стоило рвать цепь событий, не представляя ясно цель своих дальнейших действий. Однако, очень много неясностей.
– Я здесь не случайно, – словно, читая ее мысли, проговорил Павел, – эта встреча лишь малая часть общего плана. И ты должна чувствовать это.
– Пока лишь я чувствую опасность и тревогу.
– Опасность исходит не от меня.

Павел не отрываясь, смотрел ей в глаза. Усталые серые глаза слились с блеском зеленых глаз Бьянки. Она вдруг ощутила прохладу рассвета, чистоту неба и горных лугов, и вместе с тем усталость и легкую горечь уходящего дня и где-то вдали печальной нотой звенел сигнал опасности и призывал к действию. Тряхнув головой, Бьянка опустила ресницы и ладонью закрыла глаза. «Господи, я уже думала это со мной больше никогда не случится». Спустя мгновения она произнесла:"Наваждение, мы будто знакомы тысячу лет. Если бы я не знала, что на меня не действует гипноз, я сочла бы это внушением. Но я чувствую опасность. Мы должны уйти?"
– Попробуем. Сдается не только ты меня узнала. За последние минуты число посетителей здесь увеличилось втрое.
  Бьянка, пригубив «Камю», скользнула взглядом по залу. Недалеко от входной двери расположились группами спортивного вида мужчины, которых она здесь никогда раньше не видела.
– Одень плащ, подойди к Чезаре. У него для тебя черная сумка. Захвати ее и иди через кухню на лестницу, потом бегом поднимайся на крышу. Жди меня там.
 На крыше, пытаясь отдышаться после забега на пятый этаж, Бьянка услышала звуки стрельбы. Хлопнула чердачная дверь.
– Беги налево к парапету, – донесся голос Павла. Через несколько секунд Бьянка почувствовала как твердые руки подхватили ее,
– Не бойся, держись крепче, – выдохнул Павел, – на мне гравипояс. Бьянка с удивлением почувствовала, как они поднимаются в воздух и огибают каменный парапет. Павел, бережно держа Бьянку, планировал по широкой дуге над соборной площадью. Мимо промелькнул торговый салон имени Виктора Иммануила.
– Надеюсь мы не в «Ла скала» направляемся? Я не одета.
– Нет, к улице Данте.
 Темноволосый сыщик, первым появившийся у каменной ограды крыши, ошалело смотрел на их полет. Затем, очнувшись, схватился за рацию. Две машины, повинуясь его команде, направились к стоянке такси. Мягко приземлившись рядом с припозднившейся группой туристов, Павел рванулся к машине. Скрипнув тормозами, рядом с ними качнулось такси.
– Садись, Бьянка.

Павел выдернул водителя, сунул ему пачку долларов. Влетев за руль и убедившись в присутствии Бьянки на заднем сиденье, нажал на газ. Два серых «Фиата» сигналя и объезжая изумленных туристов, рванулись вслед за такси. С угла виа Мерканте вслед за «Фиатами» тронулся темный «Мерседес». Павел с сумасшедшей скоростью несся по погружавшимся в темноту улицам Милана, пытаясь оторваться от преследования.
– Найди в сумке браслеты и гравипояс, – прокричал Павел, безжалостно давя на газ и непрерывно сигналя.
– Эти? – донесся ровный голос Бьянки. Павел увидел мелькнувший перед лицом гравикомплект.
– Да, браслеты на руки и ноги, гравипояс под джемпер на голое тело. Павел бросил машину на встречную полосу, одновременно резко ударив по газу и тормозу, развернулся на месте и свернул направо в узкий проулок. Вдогонку захлопали выстрелы. Заднее стекло покрылось сетью трещин и при очередном толчке осыпалось с мягким шелестом. Бьянка пригнулась и посмотрела назад. Один из «Фиатов» прочно сидел на хвосте. Такси вновь выскочил на проспект. Добавив газ, Павел буквально пролетел площадь Лоретто и свернул влево.
– Выходим, – он резко затормозил и помог выбраться Бьянке. Машина преследователей завизжала тормозами, когда они уже скрылись в подъезде. Лифт стоял внизу.
– Отлично, – выдохнул Павел, – нам опять наверх.
– Все – таки я не совсем одета для похода в гости, – поправляя одежду, сказала Бьянка как только лифт тронулся.
– Извини, – Павел поправил браслеты и проверил как плотно сидит гравипояс. Достав из сумки обруч, протянул Бьянке.
– Это для мысленного управления полетом на первых порах, пока не привыкнешь. Не знаю как для вечернего приема, а для вечернего полета ты вполне готова, – подмигнул ей Павел и улыбнулся.
– Совсем не понимаю, что происходит, но верно из нас двоих все – таки я сумасшедшая.
– Потерпи, через пару минут я начну все объяснять. Наконец, приехали.
Трое мужчин, отдуваясь после бега по лестницам, стояли на крыше и озадаченно смотрели в небо над городом. В сгущавшихся сумерках, стремительно удаляясь, плыли в воздухе, держась за руки, две маленькие фигурки – Павел и Бьянка.
– Кого это мы преследовали? – ошеломленно спросил один из них.
– Если это террористы, – смачно выругался другой, – то я инопланетянин.
Спускаясь, они не видели, как в наступившей темноте из-за угла здания выплыл и устремился за беглецами, закутанный в плащ маленький человек. Спустя несколько минут детективы промчались мимо темного «Мерседеса». Машина была пуста.


* * *

Плясать под прицелами кораблей Армады в абсолютно незащищенном космическом катере мог только сумасшедший. И только чудом он мог остаться в живых. Мало того разваливающийся катер лазерами сумел достать корабль Тиэля. «Вероятно чувство самосохранения у нас развито гораздо сильнее, чем у землян», – подумал Скранч. Он не мог не проникнуться чувством невольного уважения к противнику.
– Коммодор! – прервал его размышления Квальски. На экране маячило разъяренное лицо адмирала.
– Второй раз окликаю Вас. Пока прощаю, учитывая Вашу усталость. Но если подобное повториться, будете командовать шлюпкой. Ясно?
– Да, адмирал! – встряхнулся Скранч.
– Запоминайте. Первое. Судя по всему мы преследуем необычных людей, пусть это даже и земляне. Вероятно этот тип личностей сродни нашим псиатам или сооргам. Информацию психополя землянина, которого засекли, отправить в ГАЦ. Второе. У всех фандроидов произвести коррекцию чувства самосохранения. Установка должна быть на уничтожение преследуемых землян даже ценой собственной гибели. Третье, – Квальски слегка взболтал ледяной «Суассе», поднял бокал и посмотрел сквозь голубую жидкость на Скранча. Тот застыл на экране массивной глыбой.
– Итак, третье. Объявить полную тревогу в районе Нейтрализатора. Активировать к боевым действиям крейсер. И последнее. Скорее всего главная группа находится в другом корабле. А этого ублюдка послали отвлечь наше внимание. Уничтожить. В помощь фандроиду, который за ним следует, послать двух скорректированных. 104-му галапатрулю обеспечить поддержку их действий. Зондами вести непрерывное слежение границ континентов. Все.
– Разрешите исполнять?

Квальски оттопырил губу и перевел взгляд на бокал. Скранч не дождавшись ответа, лучом выключил экран. Бесполезно. Экран тотчас засветился вновь. Сталлэн, коммодор 37-го галапатруля кивнул Скранчу.
– Привет, дружище. Срочное сообщение. Что-то ты неважно выглядишь?
– Такое ощущение, что набрел на кучу дерьма граноящера.
– Сочувствую, – Сталлэн перестал улыбаться.
– Лучше давай текст. Квальски доложил?
– Да.
– Хорошо.
 По экрану поплыл текст.
 "Двумя агентами полиции было установлено наблюдение за искомыми объектами 2 и 4. При ведении негласного наблюдения зафиксирован контакт объектов с китаянкой Шин Ли Чиань, профессиональной гадалкой. При дальнейшем наружном наблюдении за объектами в 13.37 агенты подверглись внезапному нападению. Оба агента в бессознательном состоянии доставлены в клинику. Объекты вместе с Шин Ли Чиань скрылись. Информация составлена со слов агента, выведенного из состояния комы в 19.53. Информация при поступлении в Токио репациенту № 41 передана мне незамедлительно. Справку по Шин Ли Чиань ожидайте. Фандроид 19."
– Нет, сегодня явно не фарт, впрочем, как и вчера, – Скранч, чертыхнулся и отправился в рубку.


* * *

С высоты трехсот метров небольшие городки искрились маленькими паучками, раскинувшими в стороны светящиеся лапки автотрасс.
– Никак не могу поверить, что все это не сон, – зябко кутаясь в плащ, произнесла Бьянка.
 Они неслись уже несколько часов почти на пределе скорости гравикомплектов. Павел летел на спине, закрывая Бьянку от потока сырого воздуха. Она, свернувшись как котенок, прятала лицо и руки на груди у Павла.
– Замерзла? Извини, и так пришлось подвергнуть тебя многим опасностям. Не хватало еще простуды.
– В твоем свитере тепло. Я больше устала, чем замерзла. А у тебя иммунитет к воспалению легких?
– Мое тело защищено крамитовой пленкой, а ты такую можешь получить только на корабле.
– После твоих рассказов трудно чему – то удивляться. Но все равно хочется побыстрее выбраться из этого сырого киселя.
– Скоро Рим, сядем в самолет, согреешься коньяком.
– Сейчас любой аэропорт набит агентами, сыщиками, снайперами с нескрываемой жаждой отличиться. А ты о самолете мечтаешь.
– Думаю, для нас это большой проблемы не составит.
– Слушай, а твой корабль где находится? Там хоть обсохнуть можно?
– Да. Там сейчас посуше, – согласно кивнул Павел, – правда малость по-прохладнее минус 20 – 30 градусов.
– Вот это утешение. Тогда я окончательно превращусь в льдинку и стану самой фригидной женщиной на свете.

Павел рассмеялся.
– Хоть это и район вечных снегов, но тебе это явно не грозит.
– А если серьезно, каков наш дальнейший план?
– Сначала нужно избавиться от хвоста.
 Бьянка приподняла голову и с удивлением взглянула на Павла.
– Да, милая сеньора Руджери, он маячит в двух километрах от нас и расстояние сокращается. Локатор его засек. Скорее всего это фандроид и нам с ним лучше не встречаться.
– А что значит фандроид?
Фантом – андроид или киборг Армады, что-то вроде терминатора.
– Надеюсь у тебя есть еще кое-что кроме этого локатора?
– Два портативных лазера, активатор, тысяч семьсот долларов, бланки документов, головные уборы. В общем, джентльменский набор, все остальное прикупим по дороге.
– Помоги мне разобраться с этими железками.
– Как раз металла в них практически нет. Они изготовлены из крамита. Этот материал на Земле пока еще не создан, – Павел взглянул на часы.
– На урок вполне хватит.
Спустя двадцать минут блестевшая справа полоска огней разгорелась ярким желто – фосфорным мазком. В шелест ветра вплелся низкий монотонный шум.
– Огни большого города, – сказал Павел, – нам нужен аэропорт.
– Он должен быть левее, – показала рукой Бьянка.
Недалеко от них засверкали красно – зеленые огни взлетающего самолета.
– За ним на полной скорости, – скомандовал Павел и, перевернувшись, начал длинный пологий спуск к заблестевшим вдали ровным линиям посадочных полос. Бьянка, держась за Павла, летела рядом. С короткими интервалами на аэродроме садились и стартовали самолеты. Павел и Бьянка подлетели к аэродрому, когда тяжелый «Боинг 747» наращивал скорость на первой взлетной полосе.
– Наклони голову, береги глаза.
Павел, держа Бьянку за руку и рассекая воздух, помчался под углом к самолету. Колеса «Боинга» мягко оттолкнулись от бетона. Увеличив обороты, самолет начал ввинчиваться в свинцовое небо.
– Надеюсь, не промахнемся, – прокричал Павел, оборачиваясь к Бьянке. Она слабо улыбнулась и кивнула. Спустя секунды они заскользили по обшивке.
– Держись за меня, распластайся у люка багажного отсека. Бьянка измученными глазами взглянула на Павла. Он задрал правый рукав, обнажил активатор и направил на люк.
– Открыть.

Скорость самолета превысила скорость гравипояса. Сдвинув люк и держась за край проема левой рукой, Павел помог Бьянке забраться внутрь и залез сам. Захлопнув отсек, шумно выдохнул – Все.
– За последние сутки я проделываю эту операцию второй раз. Надеюсь, пилоты сочтут сигнал разгерметизации ложным. На борту все в норме, – сказал Павел спустя десять минут, давая Бьянке возможность немного отдохнуть.
– Ловко, надеюсь мы перехитрили эту механическую гадину.
– Ты удивишься, но обычно они принимают вид стариков или старушек, инвалидов, иногда, правда, редко вид детей.
– Да, – протянула Бьянка, – никогда бы раньше не подумала. А вообще – то логично, внешний вид не вызывает чувства опасности, да и убогим люди всегда помочь готовы.
 Павел согласно кивнул.
– Ты умница и молодец, тобой я горжусь, а собой нет. Он осторожно промокнул платком ее воспаленное лицо.
– Сейчас киборг наверно осознал, что его разберут на запчасти. А он не может догнать нас?
– Практический предел фандроида 150 килограммов, скорость 320 – 350 километров в час в зависимости от веса. Кстати, гравипояс имеет такие же характеристики, скорость, правда, несколько меньше, до трехсот. Запас хода двенадцать часов.
– Тогда пусть его позитронные мозги сгорят от огорчения, – повеселела Бьянка, – а, что теперь?
– Еще несколько минут отдыхаем, потом марш – бросок до пилотской кабины, ляжем на маршрут. После этого ты можешь смело отправляться в объятия Морфея.
 Павел протянул руку Бьянке. Она с неожиданной легкостью поднялась.
– На это я даже очень соглашусь.
 Протискиваясь через багажные переборки, минуя переходы, они выбрались наверх. У входа в салон мелькнула стюардесса. Павел быстро скользнул к ней, держа наперевес лазер. Ее красивое лицо исказилось от ужаса.
– Ну, ну, без паники, – недовольно произнес Павел. – Вашей безопасности ничто не угрожает, если будете вести себя спокойно.
 Стюардесса, судорожно глотнув, кивнула.
– Проводите нас в пилотскую кабину, и улыбайтесь, черт возьми. Иначе разнесу пол-самолета. – Павел рубанул лучом лазера по служебной двери. Резко запахло обугленным пластиком. Кусок двери отвалился и с глухим стуком упал на пол.
-Вперед и не торопитесь.

Перебирая высокими каблуками стюардесса заскользила по салону. Павел и Бьянка двинулись за ней. Из-за служебной двери, опасливо озираясь, выглянул стюард и потянулся к внутреннему телефону. Путь из хвоста самолета в пилотскую кабину занял около минуты. Большинство пассажиров уже дремало в этот поздний час, остальные равнодушно провожали взглядами стюардессу с двумя пассажирами. После недолгого разговора стюардессы с пилотами открылась дверь кабины. Пилоты без особого удивления встретили взглядами два ствола.
– Будете выполнять наши команды, – произнес Павел, вглядываясь в пилотов. Страх и тревога явно читались на их лицах.
 «Что-то не так», – подумала Бьянка, всматриваясь в лица экипажа из – за плеча Павла.
– Командиру остаться. Остальным выйти. Одно лишнее движение – стреляю. Принести коньяк. Все, – Павел сопровождал свои слова, держа под прицелом первого пилота.
 Все молча вышли.Стюардесса порывалась что – то спросить, но осеклась и заспешила в бар.
– Садись, – Павел кивнул Бьянке на кресло второго пилота.
– Курс – южная часть Адриатического моря, скорость – максимальная, на радиосвязь не выходить. От выполнения наших условий зависит жизнь всех пассажиров. –
 Командир самолета согласно кивнул. Время потекло в напряженном молчании, разбавленном отрывистыми командами Павла и редкими фразами командира. Бьянка выпив бокал коньяка и согревшись, неторопливо курила. Самолет продолжал набирать высоту. Павел взглянул на альтиметр – пять тысяч километров. Все вроде в порядке, но не давала покоя какая – то смутная неудовлетворенность. Он заставил себя вспомнить все свои действия на борту, пока не остановился на реакции экипажа. Первая реакция. Страх – был. Тревога – была. А вот изумления, негодования не было! Да и почему молчит земля? Они ведь должны зафиксировать смену курса. Павел резко повернулся к пилоту.
– Вы сообщили на землю, что самолет захвачен террористами? Говори!
 Пилот расширившимися зрачками следил за стволом лазера.
– Говори! – бешено выдохнул Павел.
Пилот мотнул головой.
– Нам сообщил о вашем появлении в самолете стюард.
 Павел заскрипел зубами от чувства досады и бессилия.
– Вы сами подписали себе смертный приговор. Господи, неужели все?
– Как смертельно глупо все получилось, – ни к кому не обращаясь, произнес Павел.
– Они ведь не знали, – Бьянка мягко взяла его за руку.
– Это моя вина. Нужно было все проверить, прежде, чем прорываться к пилотам. Господи, помоги этим людям, – спрятав голову в ладони, Павел застыл так на несколько секунд.
– Сейчас мы покинем корабль, – отняв руки, бесцветным голосом обратился Павел к командиру, – немедленно сообщите об этом земле. Он тяжело поднялся и вышел вслед за Бьянкой из пилотской кабины. Командир недоверчиво усмехнувшись, проводил их взглядом и потянулся за сигаретами, не подозревая, что закуривает в последний раз. Ни он, да и никто другой в самолете не могли видеть тусклый выпуклый диск, внезапно появившийся через пять минут в ночной темноте в километре от самолета. Сблизившись почти вплотную, 104-й галапатруль сжег мощным потоком всех корабельных лазеров самолет компании «Алиталия», выполнявший рейс Рим – Каир – Кейптаун.

09

9
Яндекс.Метрика